Первоисточник интервью - портал Forestec.

Приближается пожароопасный сезон 2013 года. В каждом регионе России существует свой план по предотвращению количества пожаров. В 2008 году Департамент лесного комплекса Нижегородской области обратился в ГУ «НИБИ» с просьбой оказать помощь в решении вопроса лесных пожаров. Тогда группа разработчиков, возглавляемая Иваном Шишаловым, предложила инновационную концепцию мониторинга. Чуть позже была основана группа компаний «Дистанционные системы контроля» и появилась уникальная система мониторинга «Лесной дозор».

В преддверии пожароопасного сезона Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC узнал о том, какие успехи были сделаны командой «Лесного дозора» в разработке их системы. Иван Шишалов, директор ООО «ДСК», объяснил, как работает «Лесной дозор», в чем его сходство с Единой автоматизированной информационной системой (ЕАИС) и как проекту помогает система Фонда «Сколково».

- Проект «Лесной Дозор» имеет множество наград и входит в общероссийский реестр инновационных продуктов, рекомендованных к использованию в стране. Каким Вы видите развитие проекта в дальнейшем?

- При всей значимости нашего проекта, в конечном счете, мы занимаемся предпринимательством, поэтому «Лесной Дозор» должен приносить прибыль. Победа в конкурсах очень редко служит подтверждением того, что проект может стать прибыльным. Сейчас все усилия мы направляем на то, чтобы увеличить географию внедрения системы (не только за счет РФ) и усовершенствовать наши разработки. Хочу надеяться, что наша система будет внедрена в большинстве регионов России, а ещё лучше — в большинстве стран мира. Тогда можно будет считать задачу выполненной. Наша совесть тоже будет чиста, так как таким образом мы внесем и свой вклад в улучшение экологической ситуации в мире.

- В 2011 году Дмитрий Анатольевич Медведев подчеркнул актуальность системы и пообещал оказать содействие в её реализации. Предоставляется ли сейчас Лесному Дозору государственная поддержка как инновационному продукту?

- Мы, как активные участники инновационного стартап-бизнеса, можем с полной ответственностью заявить, что поддержка инновационного технологического предпринимательства в России существует и, на мой взгляд, на достаточно высоком уровне. Эта возможность есть не только у тех, кто встречается с Дмитрием Анатольевичем Медведевым.

Всем стартап-компаниям доступны многие из средств поддержки: это и государственные бизнес-инкубаторы (например, нижегородский бизнес-инкубатор «Clever», откуда мы начинали свой путь в этот проект), и различные грантовые системы как регионального (министерства поддержки предпринимательства), так и федерального уровня (фонд поддержки предпринимательства в научно-технической сфере). Имея идею и сильное желание её реализовать, поддержку этих структур получить можно, хотя и не всегда просто. А используя предоставленные возможности с умом, можно развить бизнес, что приносит пользу и компании, и региону, и, я надеюсь, стране.

Сейчас мы начинаем получать поддержку через систему Фонда «Сколково». Это и налоговые льготы, и консультации, и маркетинг (как федеральный, так и международный), и гранты, которые могут поддержать проект на разных стадиях. Все эти меры позволили нам вложить существенные средства в разработку нашей системы и потратить время на понимание рыночных и научных задач в данной сфере. В этом заключается наше серьезное отличие от конкурентов. Мы действительно вложили в разработку уже более 10 млн. рублей, включая гранты. Не каждая компания может позволить себе инвестировать такие суммы в разработку одной системы. Именно это и есть та помощь, которая оказывается инновационным проектам со стороны государства.

Если говорить конкретно про встречу с Дмитрием Анатольевичем, то она оказала прямой эффект на дальнейшее развитие событий. После этой аудиенции Министерство связи и массовых коммуникаций, которое возглавлял тогда Игорь Олегович Щеголев, организовало встречу с представителями всех крупнейших операторов связи РФ. Благодаря общению с ними мы подписали соглашения с ОАО «МТС» и ОАО «Ростелеком». Сегодня это достаточно часто помогает нашим заказчикам быстрее и эффективнее реализовывать наш проект. Кстати, стоит упомянуть, что на встречу с Дмитрием Анатольевичем мы попали благодаря «Зворыкинскому проекту», который также является одним из государственных средств поддержки молодежных инновационных проектов.

Конечно, кроме прямого эффекта есть и другие, долгоиграющие положительные последствия.

- Технологии развиваются с каждым днем, но количество лесных пожаров сокращается несущественно. С чем это связано?

- Достаточно философский вопрос. Есть мнение, что влияние технологий вообще преувеличено. Например, появление компьютеров не уменьшило количество используемой бумаги. Если говорить конкретно про лесные пожары, то этот вопрос очень сложный и многогранный. Необходимо заметить, что мы в этот сектор пришли из области техники, физики и информационных технологий. Когда наша команда начинала этим заниматься, мы не являлись экспертами в области лесных пожаров. Да, сейчас наше понимание проблематики возросло настолько высоко, что мы довольно часто выступаем с докладами на мероприятиях Рослесхоза — и к нашему мнению прислушиваются. Но мы все равно не являемся экспертами во всех сферах, касающихся лесных пожаров.

А задача это действительно сложная. Она включает в себя и предотвращение возникновения пожаров, и обнаружение, и тушение, и ликвидацию последствий. Поэтому, чтобы решить или хоть как-то приблизиться к решению задачи в целом, надо понимать все эти аспекты и видеть, где каждый из них можно улучшить. В любом случае, человек будет играть существенную роль в проблеме лесных пожаров еще долго: и как причина их возникновения, и как профессионал в составе пожарной бригады, которая должна своевременно потушить лесной пожар, и как ответственное лицо, принимающее управленческие решения.

Технологии только помогают человеку в решении того или иного вопроса. Мы разрабатываем систему раннего обнаружения лесных пожаров, и, если возьмёмся за что-то другое, то сил, скорее всего, просто не хватит. Наша задача в самом общем смысле должна быть сформулирована следующим образом: как можно раньше и как можно дешевле обнаружить и определить координаты пожара. Очевидно, что, выполняя такую задачу, мы действительно сможем повлиять на общую картину с лесными пожарами, но не решить её на 100%.

- Система реализуется в 20 регионах России и Белоруссии, сколько лесных пожаров удалось предотвратить за все время?

- Этот вопрос нам задают на всех возможных мероприятиях и интервью уже более двух лет (тогда, правда, было чуть меньше регионов). И что самое странное: у нас нет на него точного ответа!

В любом случае, стоит оговориться и поставить вопрос по-иному. Мы не занимаемся предотвращением лесных пожаров, так как «Лесной Дозор» обнаруживает их, когда они уже возникли. Мы помогаем уменьшить площадь, пройденную огнём — в том случае, если после обнаружения были предприняты необходимые меры. Но даже при такой постановке вопроса у нас нет точного ответа. Конечно, некоторые регионы сообщают нам, сколько они обнаружили лесных пожаров с помощью нашей системы. Однако оценить много это или мало невозможно, ведь существует дефицит статистики относительно этого промежутка времени. Достоверно можно утверждать следующее: все регионы, которые начинали с нами работать, продолжают сотрудничество. При этом количество используемых камер в системе только увеличивается. Наша система не идеальная, но лучшая из того, что предлагает российский рынок. Очень важно понимать, что «Лесной Дозор» – не панацея!

- Что происходит после того, как система обнаружила место возгорания?

Процесс обнаружения пожара в системе носит многоступенчатый характер (мы работаем над упрощением процесса, хотя это и затратное по времени дело). Сначала система производит автоматический мониторинг территории, патрулирование и обнаруживает «подозрительные» объекты, которые по некоторым признакам напоминают дым. Видеозаписи с этими объектами маркируются специальным образом.

После этого оператору необходимо «провалидировать» эти ролики, т.е. проверить на наличие пожара. Скорее всего, на большинстве из них или не будет дыма, или будет замечен дым, который нельзя назвать лесным пожаром (дым из трубы, горящая свалка и т.д.). Тем не менее, длина отобранных видеозаписей в десятки раз меньше длины всего видеоряда, который вынужден был бы просматривать оператор без помощи системы.

Когда пользователь подтвердит, что данный «подозрительный» объект действительно может быть лесным пожаром, оператор сможет определить его местоположение при помощи простых операций. Далее он может продолжать работать по схеме, которая принята в регионе.

Смысл нашей работы заключается в том, чтобы система обнаруживала как можно больше настоящих дымов и как можно меньше ненастоящих. Это работа не одного дня и даже не одного года. Обнаружение дыма в непрозрачной атмосфере на большом расстоянии — достаточно сложная и интересная процедура. Именно это и является основой наших научных разработок.

- В работе Вашей системы все же большое значение имеет человеческий фактор. Как можно минимизировать количество ошибок?

Для решения может использоваться достаточно много актуальных подходов. Перечислю здесь часть из них, которая представляется мне наиболее значимой:

1. Борьба с ложными срабатываниями, т.е. ситуациями, когда содержимое видеоролика признается системой подозрительным, а реально ничего опасного нет.

2. Создание единого интерфейса, достаточно простого и понятного для рядового пользователя, что очень важно.

3. Возможность дублирования значимой информации пользователями системы, находящимися в разных местах (например, в лесопожарном центре, ПХС, лесничестве, МЧС и др.) Распределение нагрузки также упрощает работу каждого оператора, а значит, повышает её качество.

4. Постоянное обучение операторов «Лесного Дозора», которые должны знать, какими системными средствами они располагают и как их наиболее эффективно использовать в текущей работе.

5. Контроль работы оператора. Каждый оператор должен понимать, что любое его действие в системе может быть проверено. Это повысит уровень ответственности специалистов и уменьшит количество ошибок, проистекающих из лени.

Если говорить в целом, то исключить оператора на 100% из этого процесса в ближайшее время вряд ли удастся. Задача является не настолько формализованной, чтобы можно было отправлять пожарную бригаду на место предполагаемого возгорания по сигналу системы.

- После установки «Лесного Дозора» нужно ли покупателям с течением времени продлевать лицензию? И кто после приобретения осуществляет техническую поддержку системы?

- «Лесной Дозор» — это одновременно и система мониторинга (основанная на принципах оптимального построения системы наземного мониторинга леса), и программное обеспечение (используемое как сервис). После установки оборудования на высотных сооружениях его техническое обслуживание может осуществляться специализированными организациями, которые присутствуют в регионах. Так как подобный подход минимизирует стоимость обслуживания для заказчика, мы ищем надёжных партнеров. Но даже при решении вопроса обслуживания «Лесного Дозора» в таком ключе система остается сложным техническим комплексом. От правильного управления и использования комплекса зависит эффективность выполнения функций, возложенных на него.

В этой связи встает другой вопрос. Можно элементарно продать программное обеспечение (ПО) один раз, чтобы в дальнейшем заказчик пользовался им по своему усмотрению. Однако это не самый эффективный подход (мы убедились в этом во время сотрудничества с реальными заказчиками). А можно сформулировать другое предложение: «Давайте мы поможем вам настраивать систему, устранять проблемы, возникающие при её эксплуатации, отвечать на все возникающие вопросы, внедрять новые версии «Лесного Дозора», когда вас или нас будет что-то не устраивать или потребуется улучшить. То есть мы не будем просто продавать ПО, а поможем решить вашу проблему. Конечно, многие говорят сейчас подобные фразы, но немногие реально понимают, какими средствами это осуществлять на практике. В сфере видеонаблюдения это встречается чрезвычайно редко.

Мы выбрали свой путь, поэтому предлагаем покупать ПО сроком на месяц, два или полгода — настолько, насколько нужно именно заказчику. В течение этого времени мы помогаем ему при этом решать свои проблемы. И многие клиенты уже расценивают наше предложение как лучший вариант. Операторы на местах часто меняются, технологии идут вперёд, поэтому лесники полагают, что возможность обратиться к нам за консультацией в любое время стоит тех денег, которые мы за это берём. Аналогичный тренд в программном обеспечении называется SaaS (программное обеспечение как сервис). В видеонаблюдении он называется VSaaS (видеонаблюдение как сервис). Наш способ взаимодействия с заказчиками не копирует эти бизнес-модели, но они очень близки.

- Кто на данном этапе является основным покупателем «Лесного дозора»?

- В настоящее время основными покупателями выступают государственные структуры, ответственные за охрану леса в регионе.

- Интересуются ли вашей системой арендаторы лесных участков?

- Это очень перспективное направление, так как в некоторых российских регионах в аренде находится до 95% леса. Уже сейчас среди наших заказчиков есть арендаторы леса. Но надо принимать во внимание политические вопросы законодательства: кто и за что отвечает. На арендаторов ответственность за охрану лесов от пожаров возлагается не везде. Точнее, практически нигде.

- На сколько процентов снижается риск возникновения крупных пожаров при использовании «Лесного Дозора»?

- Произвести такую оценку довольно сложно, т.к. она зависит от многих факторов. Называть конкретную цифру в долях или процентах пока сейчас слишком рано. Конечно, мы ведем научную работу по определению обнаружительных характеристик систем класса «Лесной Дозор». По её завершении мы сможем озвучить некоторые показатели, в том числе в числовом выражении. Но более надёжные данные предоставят не цифры, а долгосрочный опыт использования системы на практике. Пока срока эксплуатации «Лесного Дозора» для этого недостаточно — слишком разнородна статистика по годам.

- Принятие каких мер, по Вашему мнению, сможет минимизировать количество лесных пожаров?

- Не считаю себя экспертом в такой сложной области как проблематика лесных пожаров. Как гражданин могу дать людям совет аккуратнее относиться к своему поведению на пикниках, во время отдыха в лесу и на природе. Это может помочь. Что касается суждений о политических или экономических мерах в масштабах страны, то выносить их сейчас я не готов.

- Рослесхоз приступил к созданию Единой автоматизированной информационной системы (ЕАИС) управления лесным хозяйством. Вам не приходила идея разработать аналогичный проект?

- На самом деле наша система уже является таковой. «Лесной Дозор» выполняет схожие функции — только для решения задач мониторинга леса с использованием наземных средств. Система уже создается по принципам распределенной системы. При этом в ней предусмотрена возможность вертикального и горизонтального доступа.

Другое дело, что охрана лесов от пожаров — внутреннее дело каждого региона, и каждый регион самостоятельно решает, что ему делать. ЕАИС, насколько мне известно, будет в большей степени «заточена» под Лесной Реестр. Это очень важная задача. Её выполнение существенно упростит функции государства в управлении лесами. При этом возможна интеграция между нашими системами. При возникновении такой необходимости (а главное потребности у заказчиков) мы готовы осуществить интеграцию, насколько это возможно с нашей стороны.

Беседовала Ксения Содько,

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC:

forestclubexpo.ru/ivan-shishalov-lesnoy-dozor


Please, sign up or sign in to leave a comment.