Одной из самых ярких составляющих Стартап-тура, который начинается 3 февраля в Ростове-на-Дону, обещает стать робототехнический трек. Главный робототехник «Сколково» Альберт Ефимов в интервью Sk.ru рассуждает о том, почему в России робототехников больше, чем роботов, как «Сколково» может помочь молодым инноваторам и зачем инноваторы из регионов нужны Фонду «Сколково».

Россия сильна умами, но не сильна коммерциализацией идей, которые созревают в этих умах. В робототехнике это проявляется в том, что у нас робототехников больше, чем роботов. Причем на порядок, наверное. Каждый год вузы России, включая вузы южного региона, некоторые из которых мы собираемся посетить во время Стартап-тура, выпускают огромное количество инженеров, в том числе, по специальности «робототехника». Способности этих выпускников мало к чему можно приложить, за исключением работы со станками с ЧПУ на производстве – там, где это производство еще осталось, - и программирования в различных организациях.

Один из роботов, представленных на конференции Роботикс в Сколково. Фото Sk.ru

Тем не менее, интерес к робототехнике у молодежи есть. «Сколково» как организация, которая поддерживает передний край работы – мы видим этот передний край, мы видим, как можно коммерциализировать разработки, - может помочь молодым инноваторам сфокусироваться на наиболее интересных и правильных направлениях для реализации чего бы то ни было, связанного со словом «робототехника». Как из робота, существующего в виде лабораторного продукта, сделать коммерческий продукт, который затем становится пылесосом, автомобилем, домашним помощником и т.д.,то есть конкретным полезным товаром, на котором вдобавок еще можно заработать деньги.

Таким образом, наша основная презентационно-лекционная программа – это мастер-класс на тему: как коммерциализировать технологии, в том числе, основанные на робототехнике, -  такая вот смычка «железа» и программного обеспечения. Это первая наша цель.

Вторая цель – поговорить со всеми разумными, здравыми людьми, которые есть в регионах. А таких людей много. Люди хотят работать и спрашивают: «А зачем нам нужно Сколково?». И еще они спрашивают: «Что мы можем дать Сколково?» То есть людей интересует, что Фонд ожидает от них. Людям это нужно объяснять и делать это постоянно, потому что, банально, новые люди появляются на свет. Третьекурсники стали четверокурсниками, пятикурсники стали аспирантами. Аспиранты защитились и думают, что им делать дальше. Это итерационная работа должна вестись всегда. Она не может остановиться, поскольку люди взрослеют, у них появляются новые идеи. То, что в прошлом году людям не было интересно, в этом году им станет интересно.

Теперь о кризисе. Кризис – как прилив: когда волна схлынет, все увидят, кто купался голым. Именно в кризис имеет смысл все это затевать, потому что все  вдруг стало дешево. Интеллектуальная российская собственность подешевела, российские рабочие руки подешевели. Правда, подорожали западные комплектующие – это реальность. Но прототип собираешь один раз, а дальше получаешь на него инвестицию. Это тоже, я считаю, немаловажный фактор, чтобы побудить молодежь заниматься инновациями в кризис.

Главный робототехник Сколково Альберт Ефимов. Фото Sk.ru

Повторюсь: основная проблема нашей страны – неспособность к практическому применению разработанных в России идей. Многие из тех идей, которые сейчас успешно развиваются в мире – особенно в области робототехники, - появились в России много лет назад. Мало, кто у нас способен доводить идеи до коммерческой составляющей. И это можно ломать только просвещением. Даже не ломать – создавать новые вещи, обучать людей, рассказывать, почему это нужно. Иначе ничего не будет происходить.

В этом смысле Стартап-тур, мне кажется, должен быть постоянно действующим. Он должен все время работать. Потому что число экспертов, которые могут делать это, ограничено. Существует всего несколько десятков экспертов, которые способны направить инноваторов куда-то, дать им бэкграунд, дать им обратную связь по поводу их инноваций.

Мы в «Сколково» сосредоточили огромную компетенцию относительно того, что можно делать, что нужно делать, – и чего делать не нужно. Такой компетенции нет нигде в стране – просто в силу того огромного количество заявок на участие в Фонде, которое к нам приходит.  Полагаю, что на данный момент таких заявок было рассмотрено порядка 6 тысяч. Так возникает эта впечатляющая компетенция – и сотрудников кластера, и инвестиционного сообщества, и экспертного сообщества. Фонд должен выступать как сеятель: засевать, высаживать ростки нового по всем регионам России. В противном случае мы превратимся в «интеллектуальный пылесос».

Робототехнический трек в каждом регионе будет иметь собственный фокус. Например, на Дальнем Востоке в центре нашего внимания будет морская робототехника. А в Ростове-на-Дону наш фокус – сельскохозяйственная робототехника, поскольку это, наверное, главный сельскохозяйственный регион России. Ростов-на-Дону – родина Ростсельмаша, т.е. это крупный производитель сельскохозяйственной техники при полном отсутствии какой-нибудь робототехники. Не так давно компания Маккензи публиковала данные о том, что повышение производительности труда в сельском хозяйстве является одним из основных драйверов развития всех развивающихся рынков (к числу которых относится и российский). Так что мы видим громадные перспективы взаимодействия с этим регионом.