Что общего между Сколтехом, самым молодым исследовательским университетом России, и старейшим факультетом кинематографии Университета Южной Калифорнии, SCA, которому в нынешнем году исполнилось 90 лет? Гораздо больше, чем могло бы показаться на первый взгляд.

К такому выводу пришли декан SCA Элизабет Дейли и вице-президент Сколтеха Алексей Ситников. Корреспондент Sk.ru присутствовал при их диалоге, состоявшемся на этой неделе в Технопарке «Сколково», а затем г-жа Дейли дала порталу эксклюзивное интервью - первое для российских СМИ.

Элизабет Дейли возглавляет факультет кинематографии Университета Южной Калифорнии с 1991 года. Фото: Sk.ru

Элизабет Дейли – уникальная и очень влиятельная фигура в американской киноиндустрии. Ежегодно как минимум один из ее учеников номинируется на премию Киноакадемии и многие ее получают. Эндаумент SCA при ней достиг 200 миллионов долларов. По версиям The Hollywood Reporter и USA Today, факультет кинематографии Университета Южной Калифорнии – лучшая школа кино в мире. В расчет принимались ее Центр технологий, новейшие научно-исследовательские лаборатории, тесные связи с киноиндустрией и физическая близость к Голливуду.

Почти треть всего срока существования SCA Элизабет Дейли возглавляет факультет: это абсолютный рекорд для какого-либо факультета Университета Южной Калифорнии. Когда она пришла в университет, кино еще снимали на 8-мм пленку, а сейчас, по ее словам, американское кино полностью цифровое. В этот промежуток вместились несколько технологических революций в индустрии, которая, по ее словам, «основана на технологиях».

Вместе с тем, главная задача кино – «создавать опыты», говорит декан, имея в виду не научные опыты, а «опыты быстротекущей жизни», если выражаться словами Пушкина.

Как учат кино в Лос-Анджелесе, столице американского и во многом мирового кинематографа? «Если бы мне и моим коллегам поставили ограничение: научить студентов чему-то одному, - говорит она, - мы бы выбрали коллаборацию».

Алексей Ситников: лайфхаки киноиндустрии для нас очень полезны. Фото: Sk.ru

«Это именно то, чем мы стараемся заниматься в Сколтехе, - замечает Алексей Ситников. - Казалось бы, обучение инженеров и кинематографистов – это разные планеты: в одном случае люди создают имиджи, фантастические миры; мы – гаджеты, вещи… Но то, как они учат творить, - это почти такая же комплексная система, которую мы создаем у себя. На съемочной площадке сотрудничает множество людей - один человек не в состоянии делать кино. Точно таким же образом студенты инженерных профессий должны получать свои навыки. В этом смысле лайфхаки киноиндустрии для нас очень полезны. И, конечно, то, что нас еще объединяет, – это технологии».

Ниже выдержки из интервью с Элизабет Дейли.

Территория воображения

-Девиз вашего факультета - Reality ends here. Какой смысл вы вкладываете в эти слова?

-Мы не знаем, откуда это пошло, хотя пытались найти корни. В какой-то момент кто-то написал это на стене, и как-то за многие годы оно прижилось. Идея, вероятно в том, что здесь вы вступаете на территорию воображения, можете дать волю своему воображению. Другое дело, является ли воображение более важным, чем знание. Не думаю.

Когда Джордж Лукас построил новое здание, он настоял на том, чтобы этот девиз красовался на стене. Правда, на латыни: Limes regions rerum. «Что бы это могло значить?» - часто спрашивают меня. – «Реальность заканчивается здесь», - говорю.

Новое здание, которое имеет в виду Элизабет Дейли, было построено на пожертвование бывшего студента SCA Джорджа Лукаса. Создатель «Звездных войн» в 2006 г. подарил своей альма-матер 175 миллионов долларов. Вот уж кто точно дал волю воображению: это крупнейшее пожертвование какой-либо школе кинематографии в мире и самый крупный денежный дар в истории Университета Южной Калифорнии. Лукас, который считает себя архитектором-любителем, сам спроектировал здание в средиземноморском стиле, характерном для классической архитектуры Лос-Анджелеса. Проект получил также пожертвования на 50 млн долл. от Warner Bros., 20th Century Fox и The Walt Disney Company.

«Мой финансовый директор, правда, повесила на двери своего кабинета табличку: «А здесь начинается реальность», - смеется Элизабет.

-С тех пор, как вас впервые назначили деканом SCA в 1991 году…

-Хотите верьте, хотите нет, я тогда была моложе…

-…технологии кинопроизводства сильно изменились?

-Небо и земля. Начать с того, что мы в принципе индустрия, основанная на технологиях. Мы, конечно, говорим студентам: «Не переоценивайте значение технологий, это инструмент». Но художник должен любить свои инструменты. И в целом, все, чем я занимаюсь, не существовало бы без технологий.

Режиссер – тот же шаман

С другой стороны, я часто говорю своим профессорам: «Все изменилось и ничего не изменилось». Действительно, сегодня мы занимаемся точно тем же, что делали раньше. Наша работа – создавать опыты (experiences). Опыты, которые тем или иным образом описывают, интерпретируют, показывает людям их жизнь и то, как они контекстуализируют свои жизни. Все это не так уж отличается от того, как люди рассказывали истории, сидя вокруг костра. В конечном счете режиссер – это тот же шаман. Его дело – рассказывать истории племени и наблюдать за тем, куда они идут. Все это не изменилось и никогда не изменится.

Если же говорить собственно о технологии… Когда я пришла в USC, фильмы снимали на 8-мм кинопленку. У нас была лаборатория, в которой мы проявляли пленку. К счастью, руководство университета так никогда и не узнало, что мы тратили средства на все эти ядовитые реагенты и расходники.

«В определенном смысле киноиндустрия – это полная меритократия, но при условии, что вам удалось зайти в дверь. И в этом случае у вас есть только один шанс себя проявить: облажался – сам виноват. Другого шанса не будет»

Одна из характеристик нашего факультета – он всегда идет в ногу со временем, в том числе, в технологическом отношении. Здесь начинали снимать для телевидения еще до появления коммерческого телевидения. В каком-то смысле факультет стал детищем звукового кино, он появился благодаря звуку – первой революции в кино. Первый звуковой фильм был снят в 1927 году, Киноакадемия сформировалась в 1928-м, и одним из первых решений академии было создание нашего факультета в 1929-м, а Дуглас Фэрбэнкс стал его президентом и основателем.

В мою бытность сопоставимой революцией в кино стала цифра, и один из важных вопросов: как сделать так, чтобы люди перешли в цифровой мир. Лукас советует мне: «Просто скажи им». А я: «Джордж, это так не работает!» Но Лукас считает, - и я с ним совершенно согласна, - что любая трансформация становится убедительной только в тот момент, когда ты можешь ее продемонстрировать.

"Киноиндустрия – это полная мериторкатия, но при условии, что вам удалось зайти в дверь". Фото: Sk.ru

-И все-таки какую роль играют технологии в профессии рассказчика историй?

-На моем факультете три ученых - кандидаты компьютерных наук. Один специализируется на играх, другой на дизайне интерфейсов, еще один занимается нетворкингом и изображениями высокого разрешения. Несколько человек специализируются на VR. Мы уделяем большое внимание созданию приложений. При этом любое исследование, которым мы занимаемся, является активным по принципу: «В чем ваша проблема? Давайте посмотрим, как ее можно решить».

Многие из наших профессоров очень сильны в технологиях, хотя сами не являются инженерами. То, чем мы занимаемся, - это создание экосистемы, в которой компьютерные ученые, инженеры, рассказчики, киношники, создатели игр работают вместе. Это нетривиальная задача. Один из моих компьютерных ученых как-то спросил: «Как мы должны разговаривать с кинематографистами? Мой коллега, присутствовавший при разговоре, уточнил: «Ты имеешь в виду, как гикам общаться с нердами?»

Это одна из интересных задач, и вы в «Сколково», наверняка, понимаете это не хуже меня.

Индустрия синих воротничков

Технологически перед индустрией стоит задача создания новых разнообразных способов доставки контента; стриминг - один из примеров. О многих новых форматах мы сейчас даже не задумываемся. Но если посмотреть на это в исторической перспективе, то индустрия очень циклична. Хороший пример - кризис, который переживали большие голливудские студии в 60-е годы. А потом приходит поколение революционеров - Джорджа Лукаса и Джорджа Карпентера. Независимые фильмы становятся коммерчески успешными. Сейчас, я говорю нашим студентам, наступило самое магическое время за всю историю, потому что так много мест, куда можно пойти. Я отправляю их в Microsoft, я отправляю их в Pixar, на студии... Когда я сама занималась кинобизнесом, было всего шесть студий и три сети.

Новое здание SCA построено и спроектировано Джорджем Лукасом. Создателю "Звездных войн" это обошлось в 175 млн долл. Фото: Wikipedia 

Мы сейчас переживаем золотой век телевидения. Сценарии невероятно хороши. Люди жалуются на фильмы Marvel, но эти фильма по-своему уникальны. Технически они просто великолепны. Но они также представляют собой истории, которые находят отклик у людей.

Другое дело, что аудио-визуальные медиа становятся все более могущественными в плане их проникновения, и это меня заботит. Найдите ребенка, который не знает фразы из «Звездных войн»! Я бываю в самых отдаленных медвежьих уголках, и первое, что тебя спрашивают подростки: «Что будет в новой серии «Звездных войн»? – «Не знаю, - говорю. - Джордж мне не рассказывает». Я боюсь, что мы слишком часто относимся к этому как к развлечению, и это очень опасно. Потому что это действительно формирует мир и то, как мы видим его и себя в нем.

-Как можно научить делать кино?

-Некоторые из моих преподавателей сами никогда не учились в колледже. Но у них есть награды Киноакадемии, и как-то этого хватает… В определенном смысле киноиндустрия – это полная меритократия, но при условии, что вам удалось зайти в дверь. И в этом случае у вас есть только один шанс себя проявить: облажался – сам виноват. Другого шанса не будет.

Так что люди в индустрии – это вам не элита из Лиги плюща. В действительности мы – индустрия синих воротничков. Потому что в конечном счете мы делаем вещи. Люди считают, что кино – это про гламур, но на самом деле, это тяжелая работа. Спросите любого из крупных режиссеров, и они скажут, что под конец съемок они совершенно истощены. И вместе с тем они вам скажут, что делали бы это бесплатно, если бы пришлось. Они просто не могут не делать этого. Думаю, это в чем-то похоже на математиков, которые не могут не быть математиками.

"Если вы спросите моих преподавателей, что самое важное для них, - они скажут: коллаборация". Фото: Sk.ru

Я могу судить по своим студентам. Люди, которые приходят в кино за гламуром, никогда не бывают успешны. Преуспевает тот, кто по-настоящему любит работать, и любит процесс. Но это производственный процесс.

А вот что нам по-настоящему нравится – это комьюнити, и большинство из нашей индустрии скажет вам то же самое. Это ощущение, что ты существуешь не в одиночестве.

Hands on

-А процесс обучения – это тоже производственный процесс?

-Никогда об этом не задумывалась в таких терминах. Мы учим, но это происходит примерно так, как у вас в Сколтехе. Все основано на проектах. Все имеет под собой практическую основу. У нас на факультете есть небольшая группа, которая занимается теорией кино, потому что мы хотим, чтобы наши студенты знали историю своей дисциплины. Но преподаватели – это на 80% работающие практики. И многие из них очень активны в профессии.

У нас действует правило: если у тебя есть проект – иди, только ты должен найти для себя равноценную замену. Вообще этих людей можно только завлечь на работу, увлечь чем-то – они не люди по найму. Они у нас работают, потому что это им нравится. И потому, что это продолжение того, чем они всегда занимались: у них всегда были более молодые ученики. Мы не нанимали и не собираемся нанимать учителей в классическом понимании этого слова.

Зайдите на наши занятия по кинематографии – они там делают кино, они не изучают теорию. И студенты не будут учиться монтажу до тех пор, пока они не осознают, что это им необходимо. У нас все – teaching by doing. Мне давно не попадались свежие книги о том, как делать кино. Возможно, они есть, но не у нас. Есть пара толковых книг о том, как писать киносценарий, но в основном книги о кино – это книги по истории кино.

Если вы спросите моих преподавателей, что самое важное для них, - они скажут: коллаборация. И критический подход ко всему. Если бы перед нами стоял выбор: какой одной вещи научить студентов, мы бы выбрали вот это: как коллаборировать».