Вчерашнее заседание президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики в Ханты-Мансийске формально было посвящено вопросам повышения энергоэффективности. Но во время заседания на повестке появился значительно более глобальный вопрос: кто несет ответственность за происходящие в стране перемены и кому все же глава государства дает свои поручения?

Предыдущее заседание комиссии по этой теме проходило в июне прошлого года в Архангельске, однако некоторые выданные тогда поручения так и остались благими начинаниями. Главной новостью стало назначение «прораба» проекта российской Силиконовой долины. С российской стороны возведение города будущего в Сколкове возглавит глава группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг. Напарника из числа иностранных специалистов ему подберут в течение месяца. Решено, что это должен быть авторитетный человек с опытом коммерциализации инноваций. В течение такого же срока должны быть подготовлены предложения по изменениям в законодательство. Ведь такого правового режима в России доселе не было.

«Проект сводится не только к тому, чтобы на площади в 380 га построить новый город с бизнес-ориентированными объектами и жильем. С этой задачей мы справимся быстро. Вопрос в том, чтобы создать критический уровень интеллектуального потенциала, включая представителей мировой науки», — сказал г-н Вексельберг журналистам сразу после своего нового назначения. Бизнесмен, более всего известный широкой публике покупкой коллекции пасхальных яиц Фаберже в 2004 году и возвращением из США архива известного русского философа ХХ века Ивана Ильина, сам когда-то был связан с наукой. Он начал трудовую деятельность в 1979 году в Особом конструкторском бюро по бесштанговым насосам. К 1990 году дослужился до заведующего лабораторией КБ. Впрочем, уже через год он вместе с партнером Леонидом (Леонардом) Блаватником, живущим в США, учредил компанию «Ренова». В сфере интересов г-на Вексельберга алюминиевый бизнес (СУАЛ-холдинг) и нефтяной (он является членом совета директоров компании ТНК-ВР).

Есть у него и «инновационный» бизнес. Виктор Вексельберг владеет крупным пакетом акций швейцарской технологической группы Oerlikon, изготавливающей станки и создающей технологии для производства солнечных энергетических модулей, автомобилей, компьютеров, нефтяных платформ, ракет и шин. Ежегодно Oerlikon тратит на научно-исследовательские разработки более 300 млн долл., или 4,9% своего оборота. Заказчики Oerlikon — Европейское космическое агентство, Bosch, Caterpillar, CMC Magnetics, Ferrari, Kraft Foods, Reliance, Sony. 90% всех CD-R и DVD-дисков в мире штампуется на ее оборудовании. А еще Oerlikon делает обтекатели ракет Ariane и Atlas, детали двигателей болидов «Формулы-1» и корпуса европейских спутников. Правда, покупка г-ном Вексельбергом акций Oerlikon в 2006 году для швейцарцев оказалась неприятным сюрпризом.До сих пор многие в Швейцарии считают сделки г-на Вексельберга (а помимо Oerlikon был куплен крупный пакет акций машиностроительного концерна Sulzer) чуть ли не рейдерством. После тех сделок швейцарцы даже изменили законодательство об условиях покупки акций внутри страны.В России г-н Вескельберг в 2009 году вместе с Анатолием Чубайсом вложил 20 млрд руб. в производство солнечных модулей на базе технологий «тонких пленок» на территории промышленной площадки завода «Химпром» в городе Новочебоксарск (Чувашия), и это считается самым крупным проектом госкорпорации «Роснанотех».

Если ответственного за Силиконовую долину президент нашел достаточно быстро (о месте, где она будет создана, было объявлено менее недели назад), то в вопросах энергоэффективности с ответственными персонами оказалось совсем негусто. На вчерашнем заседании выяснилось, что за вопрос, объявленный одним из президентских приоритетов, в правительстве не отвечает никто. Так как этот факт обнаружился во время выступления вице-премьера Игоря Сечина, он и стал ответственным. В названии возглавляемой им комиссии по ТЭК по предложению президента теперь появится и слово «энергоэффективность». Проблема со «старшими по энергоэффективности» обнаружилась буквально на всех уровнях власти. Среди губернаторов закон по энергоэффективности почти никто не читал. Только 12 из 83 регионов ввели предусмотренный законом мониторинг энергоэффективности. Лишь губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Комарова (она явно готовилась к первой после назначения встрече с президентом «на своем поле») смогла отчитаться о хорошем знании предмета. И то потому, что в качестве главы думского комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии участвовала в его разработке. Дмитрию Медведеву пришлось дать поручение всем своим полпредам в федеральных округах собрать заместителей губернаторов, ответственных за энергетику и экономику, и обязать их прочитать закон. Ранее было принято решение, что в каждом бюджетном учреждении должен появиться специальный человек, ответственный за понижение энергопотребления в этом конкретном ведомстве. Однако, как заявила на заседании министр экономического развития Эльвира Набиуллина, это требование проигнорировали 70% ведомств. «Они как плевали на свое энергопотребление, так и плюют, несмотря на то, что мы тут законов напринимали, собираемся, комиссии проводим регулярно, подзаконные акты были выпущены по этому поводу», — возмутился президент. «Сечин, конечно, эффективный менеджер, все об этом знают, но не до такой степени, чтобы с палкой стоять около каждого бюджетного учреждения и требовать назначить соответствующее ответственное лицо», — заявил г-н Медведев. «В условиях глобального кризиса много говорят об экономии. Высокие технологии — дорогое удовольствие, но без них мы мало чего добьемся», — сказал президент на заседании комиссии по модернизации. Ведь вопросами энергоэффективности должны заниматься не только и даже не столько бюджетные учреждения, сколько производственный сектор экономики. Энергоемкость российских компаний в два-три раза выше западных. До начала заседания комиссии глава государства успел посетить Западно-Сахалинское месторождение, где среди прочего ознакомился с графиком расходов нефтяных компаний на НИОКР. «Сколько смотрю, „Роснефть“ выглядит бледнее всего», — заметил он. Многие компании не торопятся вкладывать деньги в новые технологии из-за их стоимости и отсутствия стимулов. Глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов предложил отнести затраты на разработку новых технологий, в том числе энергоэффективных, на текущие затраты. На рассмотрение вопроса возможных изменений в налоговое законодательство президент также выделил один месяц.

Источник: Время новостей, автор Вера Ситнина

ru

The list is empty

The list is empty