Представитель компании «Съемка с воздуха» Вячеслав Барбасов рассказал ИА «Политика Сегодня» о проектах, которые не уступают иностранным. 

Корабельный дрон, который будет взлетать с шлюпки или даже руки, на Военно-морской салон в Петербург привезла компания «Съемка с воздуха». Технологию, позволяющую возвращать его обратно на борт, поймав словно на удочку, изобретатели сейчас патентуют.

Сам дрон пока покоится на стенде молодежного фестиваля «От Винта». Место подходящее. Отрасль тоже молодая. Как она развивается в России, ИА «Политика Сегодня» рассказал представитель компании «Съемка с воздуха» Вячеслав Барбасов. 

- Мы занимаемся производством и эксплуатацией беспилотных авиационных систем. В первую очередь они используются для аэрофотосъемки в сфере геодезии, картографии, мониторинга линий электропередач. Очень популярное направление - сельское хозяйство. У нас есть ряд самолетных продуктов, которые мы успешно поставляем в Россию и Казахстан. Разрабатываем беспилотник со специальным улавливающим устройством. Основная задача, чтобы он смог взлететь с руки, шлюпки или борта корабля. Такие дроны позволяют провести мониторинг ледовой проводки, геофизических кос, которые тянутся за кораблем на многие километры.  

- Трудно запустить беспилотник с руки?

- Сложнее его вернуть после полета. Мы разработали специальное улавливающее устройство, которое сейчас проходит процедуру патентования. Ее суть, что беспилотник цепляется гаком за рею, выставленной за борт корабля и закручивается (подобное широко используется в палубной авиации). Это позволяет дрону не соприкасаться с самим улавливающим устройством и является серьезным плюсом относительно сети. 

Самоулавливающим устройством является по сути композитная удочка, которую можно развернуть на любом движущемся объекте и посадить туда беспилотник самолетного типа весом от десяти килограммов на скорости 50-60 километров в час.  

- Насколько отечественные технологии отстают или опережают западные?

- У нашей организации есть некий вектор на беспилотники вертикального взлета из разряда конвертоплана. Но они достаточно сырые, к ним много вопросов. Основным нашим конкурентом является компания SkyEagle, которая разрабатывала дроны для Министерства Обороны США. У них по другому реализуется система посадки беспилотника. Этот аппарат поставляется оборонному ведомству США порядка за четыре миллиона долларов за комплекс. Поставки его больше чем на полмиллиарда, он используется ВМФ США и в операциях на земле.  

- У вас есть заказы от Минобороны России?

- Наш проект заинтересовал пограничников, ФСО и Минобороны. У них есть свое направление по разработке беспилотников. Но вектор их разработок, чтобы беспилотники были тяжелыми и ударными. И не ведется серьезных разработок более легких беспилотников. Именно поэтому в Минобороны появился интерес закупать готовые изделия. Тем более компания у нас российская и большой процент деталей отечественного производства. Начинали мы с китайских деталей и открытого ПО, но сейчас достаточно далеко продвинулись и модернизировали наш продукт.  

- Как вы пришли к тому, чем сейчас занимаетесь? Поддерживают ли вас вузы? Как из начинающего вы стали профессионалом?

- Все началось с института Геодезии и Картографии, где мы начали разрабатывать беспилотники. Я тогда руководил коптерным направлением. Это был 2009 год и тогда беспилотники вертолетного типа только появлялись. В течении времени разработки шли, улучшались, появлялись первые заказы. Я отработал в четырех профильных компаниях. Теперь я понимаю, какие есть специфические задачи, где действительно они несут эффективность, а где это лишь маркетинговые ходы. 

Позднее наша инициативная группа развивалась, впоследствии мы стали коммерческой организацией. Сейчас мы работаем на базе Института землеустройства и сельского хозяйства, который заведует большим количеством дел по части межевания. Благодаря ему у нас достаточно больше количество потенциальных клиентов, для которых мы разрабатываем беспилотники с многоспектральными камерами. 

Есть проект автономного дрона, он заинтересовал УНИТ. Мы разрабатываем при поддержке Сколково автономную базовую станцию, которая устанавливается на столбе. К ней пристыковывается дрон, после чего работает в режиме стационарной камеры, передает видеоизображение, а по сигналу тревоги отцепляется и летит на базу, перезаряжается и ждет следующей команды. Это достаточно легкое портативное устройство в отличие от наземного устройства, так называемого «гробика на колесиках», имеющего ряд недостатков.  

Существует некий прототип летающей тарелки, он представляет собой совмещение передовых технологий,  позволяющих создать на базе летающей тарелки не просто летательный дрон, а конкурирующее с вертолетами и самолетами устройство.

- Какие перспективы видите перед собой сейчас?

- Мы углубляемся в сельское хозяйство. Это самый большой в перспективе рынок. Возможно, что сегодня он немного переоценен, но в перспективе он будет большой. Это именно та область, которую можно достаточно сильно автоматизировать. 

Автор: Зиновий Бедакин
   
  
Источник: polit.info

The list is empty

The list is empty