«Мы ищем лидеров»: Максим Бардин рассказал об акселераторе «Газпром нефти» для развития проектов в сфере разведки и добычи углеводородов

08 сентября 2021 года

Фонд «Сколково» и «Газпром нефть» запустили совместную акселерационную программу для инновационных стартапов, работающих в нефтегазовой отрасли. Руководитель программ Блока коммерциализации «Газпромнефть — Технологические партнерства» Максим Бардин рассказал sk.ru о целях и задачах акселератора, и о том, какие проекты имеют высокие шансы на поддержку. 

 

В чем заключаются проблемы развития высокотехнологичных компаний, работающих в нефтегазовой отрасли?

Специфика нефтегазовых стартапов в том, что цикл разработки продукта занимает достаточно долгое время. И на каждом этапе компания сталкивается с большим количеством ситуаций неопределенности. Особенно это касается технологических проектов, в меньшей степени — IT-проектов.

_DSC4526.jpg

Руководитель программ Блока коммерциализации «Газпромнефть — Технологические партнерства» Максим Бардин. Фото: Sk.ru

  

Если говорить о проблемах, во-первых, на ранних стадиях, когда очень важна обратная связь от потенциальных заказчиков, стартап не всегда ее получает в силу того, что заказчики, как правило, заинтересованы исключительно в готовом продукте. Во-вторых — это привлечение инвестиций: традиционным венчурным фондам, инвестирующие в проекты на ранних стадиях, всегда нужен понятный трекинг, который стартапы зачастую не могут предоставить. Внутри самих стартапов часто встречается другая проблема: они уверены, что их продукт уникален. Не попав на 100% в запрос заказчика и не получив от него обратной связи, они не понимают, как нужно менять продукт. Круг замыкается: длительная разработка порождает отсутствие трекшена, а значит — отсутствие инвестиций, а значит — отсутствие обратной связи, (потому что продукт на ранних стадий никого не интересует). Эта ситуация сильно тормозит развитие высокотехнологичных проектов в нашей отрасли. Я уверен: если убрать хотя бы два из трех факторов, мы получили бы большее количество инициатив и проектов на внутреннем рынке, а не наблюдали бы, как они с этого рынка уходят. 

 

Предполагается ли, что в рамках акселератора появятся пути решения этих проблем? 

Мы стремимся создать инструмент, позволяющий любой высокотехнологичной компании найти правильный маршрут внутри «Газпром нефти». Акселератор должен стать подобием маршрутизатора, который позволяет стартапу получить экспертизу, обратную связь — как положительную, так и отрицательную, сопровождение внутри компании. Мы надеемся, что наш акселератор как раз и станет основным инструментом для того, чтобы наладить взаимосвязь между внешним инновационным окружением и потребностями отрасли.

 

Какие возможности получат участники акселератора и к каким сложностям им следует быть готовыми?

Мы заложили в программу длительную работу с компанией. Во время акселерационной части компания работает с «Газпром нефтью» с целью вывести свой продукт на новый уровень. Если это, к примеру, неиспытанный прототип, мы сделаем все, чтобы его испытать, в том числе и на реальных объектах компании. Конкретные действия очень сильно зависят от продукта, который будет представлен — никто не снимает с нас ограничения по промышленной безопасности. 

 

Кроме того, компания может претендовать на получение небольших грантовых средств в рамках акселерационной программы. Но главное в том, что в дальнейшем в «Газпром нефть» заинтересована сформировать партнерство с участниками акселератора, интегрировать их в свой бизнес и развивать его совместно. Это открывает достаточно большие возможности — как инвестиционные, так и рыночные. 

 

_DSC4858.jpg 

Фото: Sk.ru

   

Сложность для стартапов заключается в том, что нужно стремиться доказать, что ты — лучший, и не сдаваться. На практике я часто сталкиваюсь с громкими заявлениями о преимуществах конкретного проекта, но дальше заявлений дело не идет. Когда мы начинаем проводить экспертную оценку, считать финансовые модели, все оказывается не так хорошо, каким кажется на первый взгляд. Компании должны быть готовы к такой обратной связи. Это не означает, что мы полностью забываем про продукт, напротив, мы хотим дать наиболее полную обратную связь, чтобы на ее основе можно было сделать соответствующие выводы. И я намеренно не делаю акцент на стадии развития продукта — мы рассматриваем достаточно широкий диапазон. Главное для нас, что это за продукт, в какой нише он применим, как его можно масштабировать. Также нет задачи приобрести что-то под ключ, но есть задача помочь команде выйти на российский и международный рынок. 

 

Как внутри «Газпром нефти» осознали интерес к работе со стартапами? 

Компания очень логично развивается с точки зрения технологий. Так или иначе мы давно работаем со стартапами. Ранее в большей степени действовала парадигма «заказчик-исполнитель», а партнерами в основном выступали представители научного сообщества, вузов, научных групп. Акселератор — это попытка прийти к парадигме «владелец- владелец» или «партнер-партнер». Такая модель будет более интересна высокотехнологичным компаниям, потому что в лице «Газпром нефти» они получают партнера с крупным рынком и развивающимися активами. Мы смотрим на новые вызовы, которые диктует время, и принимаем их. 

 

Одна из стратегических целей «Газпром нефти» — технологическое лидерство, поэтому мы активно аккумулируем наиболее перспективные идеи и ноу-хау, которые можно применять в нашей индустрии.

 

Назовите главные качественные критерии отбора в акселератор.

Первый качественный критерий — это наличие юридического лица, либо готовность его создать, если проект будет передан в преакселерационно-акселерационную программу. Второй критерий — это команда. На этапе скаутинга будет оцениваться заявленный опыт, на преакселерационном этапе будут проводиться личные интервью, в рамках которых мы будем смотреть, как команды работают вместе, как они справляются с задачами и распределяют усилия. Третий качественный критерий — это стадия развития продукта. С этой точки зрения мы начинаем рассматривать стартапы уровня TRL3, то есть стадии предпрототипа. В преакселераторе будут оцениваться финансовые и технологические риски. Наконец, важным будет наличие четкого запроса к нашей компании. Мы стремимся работать и вести диалог именно с людьми, которые понимают: что им нужно, для чего они пришли в «Газпром нефть». Нам, в свою очередь, это нужно для того, чтобы мы могли понять: что мы можем предложить, что не можем или готовы это сделать позже. Компании, которые не могут четко сформулировать запросы, скорее всего будут отсеяны. Мы ищем лидеров на текущий момент времени.

 

По результатам скаутинга мы собрали более 500 заявок на отбор в программу из России, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана и США, при этом наиболее высокую активность проявили заявители из региональных российских городов — на их долю приходится почти 80% заявок. Сейчас проводится многоуровневая совместная экспертиза Фонда «Сколково» и «Газпром нефти». Оцениваются материалы, предоставленные командами, на предмет возможной реализации проекта, применимости и масштабируемости в «Газпром нефти», бизнес-модели, объема внешнего рынка, предполагаемой эффективности и опыта команды. К 17 сентября мы определим 50-60 лучших команд, с которыми начнем работу в «преакселераторе».