Придёт ли Терминатор? Польский учёный — о России и о том, что всех нас ждёт

21 апреля 2021 года

Профессор Анджей Чихоцкий 20 лет проработал в Японии, а затем приехал в нашу страну, чтобы заняться системами искусственного интеллекта в «Сколтехе». В беседе с «АиФ» польский исследователь цитирует Чехова, восторгается Москвой и Питером и рассуждает о том, как искусственный интеллект изменит жизнь наших детей и внуков.


Наука XXI века

— Анджей, как вышло, что вы из Японии перебрались в Россию?

— Я решил отправиться в Россию, когда узнал об интересных разработках некоторых российских математиков: они создают новые оригинальные методы, имеющие перспективы в области больших данных и искусственного интеллекта. Мне хотелось поработать вместе с ними над практическими приложениями (главным образом — в сфере биомедицины и биоинженерии), которые могли бы существенно улучшить качество жизни человека. Это и было основным стимулом для переезда.

Вместе нам удалось выиграть престижный мегагрант Минобрнауки РФ. Эти средства позволили привлечь к работе много талантливых студентов, аспирантов и постдоков. 

Анджей Чихоцкий. Фото: пресс-служба Сколковского института науки и технологии.

— А в Японию вы как попали?

— Я получил образование в Польше, на факультете электротехники Варшавского технологического университета. Много лет работал в этом университете, сначала — в должности доцента, затем — профессора. Параллельно с преподавательской деятельностью занимался научными исследованиями в Польше и Германии.

В 1996 году в Японии был создан новый крупный научно-исследовательский центр мирового уровня: Brain Science Institute RIKEN. Там проводились инновационные исследования в области нейробиологии. В течение 20 лет работа центра полностью финансировалась правительством: японцы убеждены, что наука о мозге — это наука XXI века.

Меня пригласили в Японию, предложив должность руководителя лаборатории. Предоставили возможность набрать собственную команду и определить направления исследований. Результаты моей работы, к слову, там тщательно проверяли, а раз в пять лет привлекали для этой цели международную группу экспертов.

Как известно, для науки (по крайней мере, фундаментальной) границ не существует. Ей свойственны интернациональность и открытость. Я сотрудничал и продолжаю сотрудничать более чем со 100 учёными из десятков стран, включая Россию. У меня много друзей и коллег по всему миру.

Мои исследования имеют сугубо прикладную направленность. В своей работе я следую принципам, которые кратко и ёмко сформулированы в высказываниях известных людей. Среди них есть и цитата Антона Чехова: «Из всего, что мы изучаем, мы усваиваем только то, что применяем на практике». А также Иоганна Вольфганга Гёте: «Недостаточно знания, необходимо также применение; недостаточно хотеть, надо и делать».

— Чем именно вы занимались в Японии?

— В основном RIKEN занимается фундаментальными проблемами физики, химии, нейробиологии, материаловедения и суперкомпьютеров. Моя лаборатория исследовала механизмы человеческого мозга, отвечающие за обработку сложной информации, а также изучала методы выявления патологий мозга у детей и пожилых людей: аутизма, СДВГ, болезни Альцгеймера, лёгких когнитивных нарушений и пр.

Мы также разрабатывали интерфейсы «мозг-компьютер» и системы взаимодействия человека с компьютером для управления электрическими инвалидными креслами и рукой робота. Например, мы создали интерфейсы, которые позволяют в режиме онлайн управлять электрическим инвалидным креслом по сигналу от головного мозга, т. е. без использования ручного или голосового управления.

«Здравоохранение в Москве лучше, чем в Токио»

— Какие впечатления у вас от работы в России: условий труда, оборудования?

— Вы бывали в «Сколтехе»? Это уникальный университет современного уровня с инновационными образовательными и исследовательскими программами. «Сколтех» входит в сотню лучших молодых университетов мира (по версии рейтинга Nature Index. — Ред.). Кампус «Сколтеха» — это не только уникальное архитектурное сооружение, построенное по индивидуальному проекту, но и суперсовременное исследовательское и лабораторное оборудование, высокопроизводительные вычислительные системы с графическими процессорами.

Но главная ценность — профессора и преподаватели с богатым опытом работы в разных странах мира, в совершенстве владеющие английским языком, а также талантливые студенты, аспиранты и постдоки. Выпускники других вузов, которые приходят учиться в «Сколтех», отлично подготовлены по математике и информатике. Это очень целеустремлённые и высокомотивированные молодые люди.

— А впечатления от России в целом?

— Самые позитивные. В Москве меня приняли очень радушно, я бы сказал, с традиционным славянским гостеприимством. Мои российские коллеги сразу же предложили показать мне Москву, с удовольствием общались со мной, не раз приглашали в гости, а на день рождения подарили билет в Мариинский театр. Так впервые в жизни я оказался в Санкт-Петербурге, который произвёл на меня огромное впечатление.

С преподавателями «Сколтеха» мы не раз проводили семинары для наших студентов и организовывали вечеринки с барбекю на открытом воздухе, где в неформальной обстановке обсуждали научные проблемы и просто общались друг с другом. Русские — очень весёлые, открытые, гостеприимные и дружелюбные люди. Они любят пошутить, в том числе и над собой, рассказать хороший анекдот.

Москва и Санкт-Петербург — настоящие европейские города с богатой историей и культурой. Здесь множество прекрасных театров, концертных залов, музеев и выставок. А что касается здравоохранения и медицинского обслуживания, то в Москве оно даже лучше, чем в Токио.

— Вы ведь знаете, что отношения между Россией и Польшей натянутые. Ощущаете это? Как, скажем, реагируют ваши польские коллеги, когда слышат, что вы теперь работаете в России?

— Я не политик и никогда политикой не занимался, поэтому мне сложно обсуждать этот тонкий вопрос. Конечно, хотелось бы, чтобы отношения между нашими странами были дружественными, основанными на взаимном доверии, уважении и приверженности исторической правде. Думаю, большинство поляков в целом положительно относятся к россиянам, ведь у нас много общего в культуре, языке и традициях. У нас общие славянские корни.

Мои близкие родственники из Польши приезжали ко мне в Москву. Я водил их в Большой театр и в Консерваторию имени Чайковского, в Третьяковскую галерею и Пушкинский музей, показывал им знаменитое московское метро. Они были в восторге!

Приведу ещё один пример. После моего приезда в Москву в 2018-м мой коллега из Варшавского технологического университета, профессор Станислав Осовский, предложил нескольким российским учёным опубликовать свои научные работы в специальном выпуске «Бюллетеня Польской академии наук», посвящённом искусственному интеллекту. А профессор «Сколтеха» Виктор Лемпицкий был приглашён в качестве соредактора специального раздела.

Глубокие нейросети будут даже в смартфонах

— Вы занимаетесь системами искусственного интеллекта нового поколения. Что они будут уметь? Каким вообще станет искусственный интеллект в будущем?

— В перспективе хотелось бы создать системы искусственного интеллекта (ИИ) с более «человеческим лицом». Именно поэтому мы проводим исследования, связанные с разработкой систем, которые смогут осмысленно взаимодействовать с пользователями на социальном уровне, «понимать» их поведение, оценивать способности и даже в какой-то мере распознавать и классифицировать человеческий ум, эмоции, креативность, интуицию и взаимодействие между людьми.

В ближайшие 3-10 лет будут разрабатываться приложения во множестве областей. Их более десятка. Это медицина, нейробиология, транспорт, сельское хозяйство, экология и пр. В биологии ИИ будет применяться для определения генетических кодов и предсказания структур, в физике — для квантовых вычислений. С помощью ИИ станет возможным проводить анализ социальных сетей, эмоциональной окраски сообщений и высказываний.

Сейчас часто говорят, что ИИ поднялся на волне хайпа. Но так было раньше. А сегодня ситуация другая: польза и перспективность искусственного интеллекта уже доказаны на практике в целом ряде реальных приложений, поэтому стоит говорить не о хайпе, а о технологическом прорыве. И даже о технической революции.

— Вы говорите, что ИИ научится распознавать эмоции. Значит ли это, что он будет сопереживать, испытывать сочувствие?

— Системы искусственного интеллекта уже научились распознавать человеческие эмоции, настроение, степень усталости и даже намерения. Но, на мой взгляд, даже в отдалённой перспективе ИИ не сможет превзойти человека по уровню так называемого духовного интеллекта. Он проявляется как способность любить, испытывать привязанность, проявлять щедрость, открытость, смелость и сострадание.

— Приведите примеры того, как именно будут использовать ИИ наши дети и внуки.

— За последние годы искусственный интеллект совершил резкий рывок вперёд. Его применяют для решения самых разных задач: от компьютерного зрения (машинного зрения и зрения роботов) и распознавания образов до робототехники, создания интеллектуальных агентов, обработки естественного языка, распознавания и синтеза речи и многого другого.

Мне кажется, эти направления будут развиваться и дальше. Со временем появятся более надёжные и гибкие решения в виде удобного пользовательского программного обеспечения. Научного прорыва стоит ожидать в машинном обучении и его отдельных направлениях, таких как глубокое обучение и искусственные нейронные сети. В частности, мы работаем над тем, чтобы глубокие нейросети выполняли свои задачи не только на больших высокопроизводительных компьютерах, но и на ноутбуках, планшетах и даже смартфонах. Параллельно разрабатываем новые алгоритмы с более высокой скоростью и эффективностью обучения.

Значительный прогресс ожидается в развитии экспертных систем на основе ИИ в медицине, особенно тех, которые будут диагностировать онкологические заболевания, болезни Альцгеймера и Паркинсона, деменцию, шизофрению и аутизм на самых ранних стадиях, до появления выраженных симптомов. С помощью ИИ медики смогут более пристально следить за состоянием здоровья пациента, в том числе в удалённом режиме, давать ему рекомендации по профилактике заболеваний.

«Человек всегда будет умнее»

— Звучат опасения, что искусственный интеллект и роботы лишат людей работы. Что думаете об этом?

— Основная задача искусственного интеллекта — улучшение качества жизни людей и повышение эффективности их работы. Безусловно, в отдельных профессиях (например, в сфере услуг) внедрение ИИ может привести к сокращениям. Но, с другой стороны, он помогает создавать новые рабочие места. По мнению экспертов, его внедрение приведёт не к массовым сокращениям, а к изменению характера и содержания работы.

Искусственный интеллект всё ещё значительно уступает человеку и не обладает такими качествами, как креативность, гибкость, разносторонность, уникальность умений и навыков. А главное, он не способен выстраивать социальные связи и межличностные отношения, которые зачастую важны в работе.

— Может ли он захватить власть над людьми и начать бороться с ними, как показано во многих фантастических фильмах? Например, про Терминатора.

— Не думаю. ИИ и суперкомпьютеры не смогут полностью заменить человеческий интеллект во всех его проявлениях. И это вполне объяснимо, ведь во всей Вселенной нет ничего сложнее человеческого мозга. Наш мозг — это миллиарды нейронов, между которыми существуют триллионы сложных связей — синапсов. Учёным никогда не удастся создать систему ИИ, которая полностью заменила бы такой сложный орган. Проще говоря, человек всегда будет умнее, чем искусственный интеллект.

Вот ещё несколько доводов. Во-первых, системы ИИ строятся таким образом, чтобы человек мог ими управлять. Невозможно представить себе, что какой-то безответственный инженер или учёный либо какая-то криминальная группа самостоятельно создаст сложнейшую систему искусственного интеллекта. Для этого нужна большая команда специалистов из разных областей, которая будет действовать в строгом соответствии с морально-этическими нормами.

Во-вторых, я надеюсь, что будущие системы ИИ удастся наделить так называемым «морально-этическим интеллектом». Для этого в них будет встроен специальный чип, при помощи которого система при принятии нестандартных решений всегда будет руководствоваться этическими принципами, особенно когда речь идёт о безопасности людей. Такая система будет способна не только отличать «правильное» от «неправильного», но и сама совершать лишь «правильные» действия.

В-третьих, системы ИИ и суперкомпьютеры, как правило, требуют больших энергозатрат. Если грамотно их спроектировать, человек сможет достаточно легко отключать электропитание и регулировать энергопотребление.

Таким образом, искусственный интеллект всегда будет находиться под полным контролем человека. Хочу ещё раз подчеркнуть, что главное — это создать такие системы, которые смогли бы улучшить качество жизни в целом, сделав её проще, интереснее и безопаснее. В следующем поколении систем ИИ будет внедрён (и уже постепенно внедряется) так называемый дополненный интеллект. Его цель — не заменить человека, а помочь ему расширить свои возможности. Дополненный интеллект позволяет усовершенствовать такие когнитивные функции, как обучение, принятие решений и формирование нового опыта. Например, он может анализировать социальные сигналы и связи между людьми, тем самым повышая эффективность командной работы.

Средства искусственного интеллекта активно развиваются благодаря усилиям учёных, инженеров и предпринимателей во всём мире. Мы стремимся максимально усовершенствовать эти решения, чтобы их можно было массово использовать в нашей повседневной жизни.

   

Источник: aif.ru