COVID-19: крах или окно возможностей для венчурного бизнеса?

28 апреля 2020 г. 16:05

На онлайн-площадке Ассоциации независимых директоров в рамках проекта АНД «Открытый совет директоров. Антикризисная повестка» состоялась дискуссия с участием двух сколковских стартапов. Модератором дискуссии, в которой также приняли участие два венчурных фонда, выступил Бенджамин Вилкенинг, вице-президент по взаимодействию с международными инвесторами Фонда «Сколково».

В одном из последних номеров журнала The Economist опубликована обширная статья с анализом мирового венчурного рынка, озаглавленная Exit Unicorns, pursued by bears. В ней, в частности, говорилось о незавидной перспективе стартапов-«единорогов», многие из которых не переживут кризиса, связанного с пандемией COVID-19, - как, возможно, и само слово «единорог». Впрочем, для единорогов кризис начался еще раньше, когда рынки перестали поощрять развитие по модели бесконечного расширения бизнеса без оглядки на финансовую состоятельность. Что с неизбежностью отражается на активности венчурных фондов.

В новых условиях хорошие перспективы будут у тех технологических компаний, которые продают решения, основанные на оригинальных технологиях, а не просто способ монетизации таких решений, считают авторы статьи.

Скриншот онлайн-конференции.

В дискуссии в рамках «открытого совета директоров» приняли участие Глеб Давидюк, основатель и управляющий партнер iTech Capital; Егор Гоголев, глава управления по корпоративным венчурным инвестициям Severstal Ventures; Федор Антонов, основатель и генеральный директор компании «Анизопринт», и его сколковский коллега Анжей Жимбиев, основатель и генеральный директор DRD Biotech.

Открывая встречу, Бенджамин Вилкенинг отметил, что инновационный венчурный бизнес в России отличается от других отраслей, поскольку инвестиции в инновации – всегда долгосрочные и рискованные (как впоследствии сформулировал ту же мысль Глеб Давидюк, это всегда «марафон», о чем могут не догадываться юные зрители фильма Юрия Дудя о Кремниевой долине). Кризис по-разному затронул венчурный бизнес: одни компании и фонды от него сильно пострадали, другие, напротив, в выигрыше. Как себя вести тем и другим в условиях кризиса?

Компания «Анизопринт» разрабатывает и продает 3D-принтеры; DRD Biotech – медицинские экспресс-тесты. При всей несхожести видов деятельности обеих компаний есть и много общего. Кризис застал их на взлете. DRD Biotech договорилась об инвестициях с китайским инвестором, первый транш должен был поступить в январе. «Анизопринт», расширяя свою деятельность в Европе, планировала в апреле открыть штаб-квартиру в Германии.

«Думать или трясти?»

При всех трудностях стартапы заняли проактивную позицию, о чем их руководители подробно рассказали в ходе дискуссии. Дихотомию обрисовал Федор Антонов, напомнивший старый анекдот о прапорщике и обезьяне: «Что тут думать, трясти надо!» Так вот сейчас, считает глава компании «Анизопринт», как раз наступил момент, когда есть время подумать, и надо этим моментом правильно воспользоваться. Хотя и «трясти» тоже надо.

Бенджамин Вилкенинг: У венчурной индустрии в среднесрочном плане хорошие перспективы. Фото: Sk.ru

Компания «Анизопринт» с ее высокотехнологичными 3D-принтерами оказалась в зоне неопределенности: ее нельзя отнести ни к тем, кто однозначно проигрывает в кризисе, ни к тем, кто получил от него заведомое преимущество. Потенциальные партнеры не вкладываются в новое оборудовании в ожидания момента, когда наступит большая ясность в отношении перспектив экономики. Наступила пауза. «Но это не пауза в деловой активности, она-то как раз - на очень хорошем уровне, может быть, даже на более высоком, чем до кризиса». Но в настоящий момент эта активность не порождает кэш-флоу.

Буквально за две недели до начала кризиса компания «Анизопринт» подписала term sheet и должна была в середине апреля выходить на закрытие сделки, но партнеры попросили поставить реализацию сделки на «холд». «Очевидно негативный эффект для нас заключается в том, что мы уже потеряли как минимум два месяца активного развития», - признает г-н Антонов. При это в общении с клиентами и инвесторами глава «Анизопринт» видит, по его словам, «больше позитивных настроений» в плане новых возможностей, которые нужно искать в этой ситуации.

«Те, кто пассивен, те, кто опускает руки или просто хочт выждать в этой ситуации вместо того, чтобы охотиться и находить новые возможности, они как раз и будут проигравшими в этом кризисе, - убежден Федор Антонов. – Тот, кто будет активно двигаться, - выедет на коне; те, кто будут ждать и бояться рисков, - тех смоет».

Как выйти из «Долины смерти»

Суммируя сказанное, Бенджамин Вилкенинг согласился с тем, что перспективы у отрасли в долгосрочном плане очень хорошие, а стало быть – и перспективы получения венчурного финансирования, но надо суметь выжить в кризис. Обращаясь к Анжею Жимбиеву, вице-президент Фонда поинтересовался, как кризис отразился на основном бизнесе его компании, который связан с диагностическими тестами на повреждение мозга.

Федор Антонов: Кризис сметет тех, кто опустит руки и будет выжидать. Фото: Sk.ru

С началом коронакризиса полностью остановился процесс по клиническим испытаниям, рассказывает глава DRD Biotech. Клиники переориентировались на лечение пациентов. Основной бизнес фактически остановился. В прошлом году г-н Жимбиев каждый месяц по неделе проводил в Китае с тем, чтобы вывести на китайский рынок тест на определение ишемии мозга. У компании появился китайский инвестор, с которым в декабре подписали term sheet. В январе должен был быть перечислен первый транш от инвестора и планировалось закрытие сделки.

«Однако из-за карантина в Китае все закрылось и, самое главное, не открылось до сих пор, - рассказывает глава сколковской компании. – Это серьезно отразилось на наших планах; мы понимаем, что, скорее всего, этой сделки не случится до июня, а то и июля. Но так как мы стартап, мы – гибкие, мы поняли, что надо трансформироваться и искать другие модели развития».

В данном случае окно возможностей заключается в том, что в медицине сейчас происходит значительный подъем всей индустрии. После кризиса медицина окажется на новом уровне развития, и это вызывает интерес инвесторов, включая тех инвесторов, которые раньше не интересовались медицинской сферой, констатирует Анжей Жимбиев.

«Я вижу это и по коллегам – стартапам «Сколково», - продолжил он. - У нас больше двух тысяч компаний; мы общаемся в чатах в Телеграмме с директорами стартапов: многие стали искать новые возможности. Это некий стимул, волшебный пинок, который людей встряхивает. Правда, нас и встряхивать особенно не надо: мы всегда живем в дедлайне; большинство компаний в Фонде находится в т.н. «Долине смерти», не так много компаний генерирует кэш-флоу».

Рассказанное Анжеем Жимбиевым еще больше укрепило г-на Вилкенинга в том, что среднесрочные перспективы технологичного бизнеса, на примере обоих сколковских стартапов, - хорошие. Вопрос в том, как преодолеть ту самую «Долину смерти». Как правило, в кризис советуют быстро и смело резать косты. В случае с венчурными инвестированием это не столь очевидно. Как участники дискуссии – представители венчурных фондов настраивают свои портфельные компании: вдавливать педаль газа до упора или двигаться медленней и аккуратней?

Скриншот онлайн-конференции.

Егор Гоголев (Severstal Ventures), оговорившись, что все очень индивидуально в зависимости от стадии и характера деятельности компании, назвал два направления. Во-первых, - получение госсубсидий; половина компаний, находящихся под управлением фонда, уже получили такие субсидии от правительств стран, в которых они работают. Во-вторых, - это сохранение кэша, но не за счет развития компаний. А в целом кризис повысил частоту общения фонда со своими портфельными компаниями.

Глеб Давидюк из iTech Capital также убежден в необходимости сокращения затрат, но при этом речь не идет о массовых увольнениях или даже снижении зарплат. Увольнять программистов – плохая идея, они на рынке всегда найдут работу. Другое дело, что, очевидно, придется в этом квартале отказаться от бонусов.

А вот где совершенно очевидно есть возможности экономии – это на аренде. Нет ничего зазорного в том, чтобы, как выражается г-н Давидюк, «переторговаться о снижении аренды». Тем более, что опыт удаленной работы показывает: не все вернутся в офис по окончании кризиса, часть сотрудников продолжит работать из дома.

Третье направление – рекламные каналы. От какой-то рекламы в кризис можно спокойно отказаться, но только не от рекламы бренда. Стоит она сейчас недорого, и инвестировать в бренд-маркетинг – самое время, убежден глава iTech Capital.

«Пивотиться» или не «пивотиться»: вот в чем вопрос

Термин «пивотиться», который, в счастью для русского языка, не успел войти в широкое употребление до кризиса, происходит от английского pivot, «стержень, ось». Стоит ли компаниям в кризис разворачиваться на 180 градусов вокруг своей оси?

Две сколковские компании – два сценария. DRD Biotech, по оценке Бенджамина Вилкенинга, совершил «резкий pivot». Анжей Жимбиев объяснил, почему.

Уже в январе компания, постоянно общавшаяся с китайской стороной, поняла, насколько серьезен кризис. В феврале DRD разослала письма в Минздрав, Росздравнадзор, другие организации с предложением помощи в разработке теста на COVID-19. «Мы в нашей команде накопили экспертизу по разработке сложных тестов, - говорит он. - Потому что наш тест на инсульт, первый в мире, имеет очень сложную мишень, там очень маленький биомаркер. Появившаяся у нас технологическая экспертиза давала нам уверенность в том, что мы довольно быстро сможем сделать тест на коронавирус».

В марте А.Жимбиев собрал команду и предложил каждому высказаться. Идея была поддержана единодушно. Но требовались деньги на покупку реагентов. Проблема в том, что, находясь в гранте, компания не могла тратить средства на новое направление исследований. Совместно с коллегами из «Сколково» DRD в течение нескольких дней запустила краудфандинговую кампанию на Boomstarter, собрав за неделю 2,5 млн рублей, что позволило немедленно заказать реагенты в Китае, Великобритании и США. «Сегодня эти реагенты стоят просто космических денег, цены поднялись в пять-десять раз, - констатирует глава DRD. - Спрос огромный, мы конкурируем за эти реагенты с американцами, европейцами».

Анжей Жимбиев: Наша технологическая экспертиза давала нам уверенность в том, что мы довольно быстро сможем сделать тест на коронавирус..Фото: Sk.ru

Компания начала разработку и параллельно искала - и нашла - бизнес-ангела.

Кейс компании «Анизопринт» выглядит по-другому. В условиях прекращения финансирования были приостановлены многие направления развития. Там, где возможно отказаться от затрат, - отказались, хотя, например, от новых наймов отказались не полностью.

А вот планы открыть в апреле офис в Германии пришлось отложить. Зато российский офис, R&D – развиваются почти в рамках докризисных планов. «Ситуация с кризисом помогла приостановить бег с высунутым языком, чем мы занимались до его возникновения, и подумать над процессами в команде, над новыми идеями, новыми продуктами, новыми шагами на будущее».

«Сколково» в кризис продолжает активно принимать новых участников

Бенджамин Вилкенинг поинтересовался, не планирует ли компания начать печатать защитные маски от коронавируса, чем уже занимаются некоторые другие компании, производящие 3D-принтеры. «Мы не планируем пока пивотиться, - говорит Федор Антонов. – Основной бизнес компании 3D-принтеры для промышленно нагруженных деталей. Тут нет приложения для так называемого COVID-fight. И нет смысла его выдумывать. Искать pivot, там, где его нет, просто потому, что все так делают, или потому, что там запахло деньгами, я считаю неправильным».

При этом глава компании оговорился, что когда первая, карантинная волна схлынет, тогда для «Анизопринта» могут появиться новые возможности и новые ниши. «Сейчас мы готовимся к тому, чтобы в эти ниши запрыгнуть».

Вице-президент Фонда Бенджамин Вилкенинг на правах модератора рассказал о тех мерах поддержки стартапов, которые осуществляет «Сколково», помогая молодым компаниям преодолевать кризис. Это, в частности, налоговые льготы: отмена налога на прибыль на 10 лет; участники Фонда также не платят НДС, а соцналог снижен с 30% до 14%. Кроме того, Фонд выдает стартапам гранты, как это было в случае с обеими компаниям – участницами дискуссии. Наконец, «Сколково» оказывает акселерационные услуги.

В условиях кризиса Фонд наращивает поддержку компаний, в том числе, улучшает условия аренды для них, и продолжает активно принимать новых участников. При этом «Сколково» не участвует в капитале компаний-резидентов.