VR с полным, буквальным погружением

23 марта 2020 г. 11:59

Прежде, чем победить в суперфинале регионального этапа Стартап-тура в Екатеринбурге, Евгения Панасова защитила диссертацию «Концепт Солнца в русском языке и речи» на филфаке Уральского госуниверситета. Однако разработка, которая принесла ее команде 300 тысяч рублей, имеет отношение не к солнцу, а к подводному миру, и не к филологии, а к ИТ.

Проект VR Diver, подводная система для виртуальной реальности, был высоко оценен жюри и сколковскими менторами, которые увидели у него хорошие перспективы для коммерциализации.

Фото: Татьяна Джемилева

«Мне ужасно жалко людей с филологическим образованием; им, наверное, очень скучно живется», - сказала однажды Sk.ru соосновательница одной из самых известных технологических компаний «Сколково», сама выпускница мехмата МГУ. Если деловая биография Евгении Панасовой о чем-то свидетельствует, так это о том, что она точно не скучает.

Мы еще вернемся к тому, как филолог стала технологическим предпринимателем, а сейчас о проекте. 

Видео: VR Diver

«Ощутить себя в бескрайнем океане»

VR Diver – это запатентованная система, которая позволяет синхронизировать реальные перемещения человека в воде с изображением, которое он видит в шлеме виртуальной реальности. Таким образом, вы можете плавать в небольшом бассейне, но при ощущать себя в бескрайнем океане.

Евгения Панасова. Фото: VR Diver

Мало кому приходило в голову, что все существующие VR-системы ориентированы на сушу, а не на море. «Виртуальная реальность боится воды: шлемы погружать нельзя, наземные технологии трекинга не работают», - объясняет Евгения.

Сооснователь проекта Алексей Лысенко. Фото: VR Diver

На сегодняшний день только две компании в мире занимаются подводной виртуальной реальностью – Ballast VR из Калифорнии и VR Diver из Екатеринбурга.

«Идея проекта пришла в голову не мне, - признается Евгения Панасова. - Сооснователь нашей компании Алексей Лысенко – он, что называется, изобретатель от бога; по образованию математик, инженер, программист. Однажды, плавая в бассейне, Алексей подумал, что плавать 30 минут и видеть один и тот же кафельный пол – откровенно скучно. Полезно, приятно, но - скучно. И почему бы не придумать что-то, чтобы заменить эту скучную картину не какую-то другую, веселую и интересную.

И тогда он стал искать, существует ли виртуальная реальность, которая подменяет картинку под водой. Оказалось, что нет: на тот момент в мире не было такого решения. Шел 2017-й год. Были разработки, которые позволяли надеть очки на суше и видеть подводный мир. Но это не то же самое. В таких случаях организм обычно реагирует головокружением и даже тошнотой - из-за несовпадения того, что то, что ты видишь, с тем, что ты чувствуешь.

В итоге мы создали систему с полной синхронизацией, полным погружением: ты чувствуешь эту воду; ты плывешь именно в том направлении, куда ты видишь, что ты плывешь».

Дальше была целая серия инженерных, математических, программистских решений, несколько итераций разработки-доработки прототипа, пока наконец компания не дошла до той стадии, где находится сейчас.

«У нас уже есть готовое решение, у нас есть первая продажа в Англию, у нас получена лицензия на изобретение в РФ и поданы заявки в Китай и США. Мы собираем предзаказы и в июне собираемся начать продажи нашей системы подводной виртуальной реальности», - говорит Евгения Панасова.

По ее словам, наиболее очевидное применение системы VR Diver – развлекательное. Однако изобретение может также применяться в сфере гидрореабилитации. Сейчас эту идею тестируют в Англии, в хабе VR-решений для терапии VR Therapies, куда компания из Екатеринбурга продала две VR-маски. Демонстрацию также запросили лаборатория человеко-машинного взаимодействия в Бирмингеме и самый глубокий бассейн в мире Y-40.

Владимир Зеленин, проектный менеджер ИТ-кластера «Сколково», входивший в жюри Стартап-тура в Екатеринбурге, говорит Sk.ru: «Я верю в то, что этот продукт позволит найти новую ветвь в реабилитации больных». При этом он ссылается на участников «Сколково», которые уже занимаются реабилитацией с помощью VR-технологии.

VR-маски для сноркелинга и дайвинга.  Фото: VR Diver

 

Эксперт не сомневается в том, что разработке Евгении Панасовой и ее коллег суждено большое будущее: «Проект потенциально имеет хорошие перспективы коммерциализации, - считает он. – Экономическая модель хорошо проработана. Это новый сервис в нашей стране, и с ним можно выходить на зарубежные, в частности, европейские рынки. Как показывает работа их американского конкурента, эту историю действительно можно коммерциализировать».

«Делать жизнь людей лучше»

Конкурс Стартап-тура на лучшую технологическую разработку состоит из двух этапов. Вначале команды соревнуются по своим трекам, а затем победители трех треков выходят в суперфинал и защищают свой проект перед жюри и полным залом участников Стартап-тура и зрителей. У Евгении Панасовой были очень достойные соперники. Александр Фертман, директор департамента по науке и образованию Фонда «Сколково», сказал Sk.ru, что такого качества проектов, как в Екатеринбурге, он не видел за все предыдущие этапы Стартап-тура в нынешнем году.

У Евгении, однако, было одно несомненное преимущество: она блестяще говорит. Обучение на кафедре риторики и стилистики дает себя знать.

Победитель суперфинала Стартап-тура в Екатеринбурге. Фото: Sk.ru

Степень кандидата филологических наук для многих людей – венец профессиональной карьеры; в случае с Евгенией Панасовой – это было только начало.

Она резко изменила свою жизнь и отправилась учиться управлению проектами с венчурным финансированием; такие курсы организовывал в Екатеринбурге комитет по поддержке малого и среднего бизнеса.

После этого Евгения работала управляющим проектами. Ее первый стартап был айтишным. После этого был еще один проект – стартап в инженерной области. Затем Панасова открыла молодежный ИТ-акселератор.

«В общем у меня очень разноплановая жизнь», - замечает сооснователь VR Diver.

Отвечая на вопрос о том, в чем ее амбиция, Евгения, привычно играясь со словами, говорит: «Мне всю жизнь хотелось наносить пользу людям… В силу того, что я, видимо, еще советский человек, я вижу свою миссию в том, чтобы как-то делать жизнь людей лучше. Если говорить о глобальных амбициях, это так».