В Тулузе есть культовый музей истории авиационной техники Aeroscopia, где посетители могут заглянуть внутрь Конкорда, грузового Super Guppy (предшественника Белуги), а также познакомиться с первыми моделями самолетов Луи Блерио. Помимо туристов, музей принимает самые престижные научные и технологические форумы.

На этой неделе легендарная французская площадка стала местом проведения ежегодной конференции пользователей компании DATADVANCE. Список спикеров и корпораций, принявших в ней участие, читается, как Who is Who в аэрокосмической индустрии, автопроме, нефтегазовой сфере и других высокотехнологических отраслях: Airbus, Airbus Defence & Space, Ariane Group, Centre National d’Etudes Spatiales (CNES), LEONI, Liebherr Aerospace, Orano (ранее AREVA), Safran, Sogeti High Tech, STELIA Aerospace, STORENGY, TOTAL, Veolia, MAZDA, Aernnova и другие.

Сергей Морозов: Мы хотим свою технологию «демократизировать», чтобы она была доступна каждому инженеру. Фото: Sl.ru

Пока на земле участник «Сколково» DATADVANCE обсуждал с партнерами будущее мирового хайтека, в небе происходило следующее. Из Сингапура в Нью-Йорк вылетел А-350/900, обновив мировой рекорд продолжительности беспосадочных полетов. «При создании этого самолёта использовался и наш софт», - не без гордости замечает Сергей Морозов, генеральный директор и совладелец DATADVANCE. В интервью Sk.ru г-н Морозов рассказал том, как его стартап за восемь лет стал партнером корпораций, внедряющих самые передовые технологии в самых различных областях – от космоса до косметологии.

Решение для задач, не имеющих традиционного решения

В самом общем виде то, чем занимается DATADVANCE, - моделирование и оптимизация, что отчасти напоминает описание философского камня. Читаем на сайте www.datadvance.net: «Миссия нашей компаний — создание и совершенствование эффективного и удобного программного продукта pSeven, позволяющего нашим клиентам существенно сократить временные и финансовые затраты на создание инновационных продуктов, а также повысить их качество и технические характеристики».

Существует иллюзия, что о сложных вещах можно рассказать просто. Вся штука в том, что продукт DATADVANCE требуется для такого уровня технологических проблем, где варианты решений не умещаются в человеческой голове. Допустим, аналогия с шахматами не проходит: «Шахматы пока, к счастью, умещаются в голове, здесь – уже ничего не умещается», - смеется Сергей Морозов. И приводит пример авиационного рынка: «Пространство вариантов настолько огромно, что даже очень опытный конструктор не в состоянии просчитать, как повысить топливную эффективность самолета на доли процентов, а именно о таких величинах идет речь в индустрии».

Вице-президент «Сколково» по науке и образованию Николай Суетин говорит, что ниша компании DATADVANCE на мировом рынке - это группа комплексных задач, которые традиционными способами решить нельзя.

«В июне 2011 года мы получили грант от "Сколково" на 1 млн евро, соинвестором выступил Airbus. Для нас это был важный этап: без этого не получилось бы перейти от стадии научно-исследовательского проекта и, условно говоря, математической библиотеки к "коробочному" продукту»

В индустрии это по-английски называется design space exploration – исследование возможных вариантов реализации того или иного продукта. Это систематическое исследование возможных альтернатив, с использованием методов моделирования и анализа данных.

Морозов пришел в бизнес из науки. С отличием окончил факультет общей и прикладной физики МФТИ, семь лет работал в Институте теоретической и экспериментальной физики, затем ведущим экспертом аналитической группы «Росатома», возглавлял лабораторию многодисциплинарной оптимизации Института проблем передачи информации РАН. К своим 36 годам Сергей Морозов - лауреат премии Телегди, Леонарда Эйлера Берлинского университета имени Гумбольдта, премии правительства РФ в области науки и техники для молодых учёных. 

Собственно, из лаборатории ИППИ и вышли фаундеры компании DATADVANCE, которая была создана в начале 2010 года как совместное предприятие с концерном Airbus. Сроки создания этой компании – всего за четыре месяца – до сих пор являются предметом гордости Сергея Морозова. Но прежде, чем этот рекорд корпоративной скорости был установлен, произошло, как он говорит, много событий.

Ровесники «Сколково»

Отсчет можно вести с 2005 года, когда будущие основатели компании начали заниматься отдельными проектами Airbus, связанными с решением конкретных задач корпорации, таких, как моделирование топливной системы, моделирование процесса сборки крупногабаритных деталей, разработка специальной системы управления для беспилотного вертолета. «В тот момент мы поняли, что делаем очень много похожих вещей с точки зрения математики, - вспоминает С. Морозов. - Мы постоянно были вынуждены работать с данными. По тем временам big data была не в моде, а термин «нейронные сети» был чуть ли не под запретом. Но мы тогда именно этим и занимались: обрабатывали данные и строили модели, используя эти самые инструменты.

Тогда мы подумали, что нужно создать некую библиотеку, которая бы позволяла нам это делать проще. И раз уж у нас были отношения с Airbus, мы предложили сделать это для них как внутрикорпоративный инструмент».

На пользовательской конференции DATADVANCE в Тулузе. Фото: DATADVANCE

Считается, что многие удачные бизнес-идеи возникают во время кризисов. Закономерность ли это или чистое совпадение, но проект молодых российских ученых с Airbus стартовал в разгар мирового экономического кризиса в 2008 году. А в сентябре кризисного 2009 года на весьма высокопоставленном совещании в Airbus инноваторам из России сказали: «Да, это круто».

«И вот после этого мы через четыре месяца, в январе 2010 года, открыли компанию, это феноменально короткий для Airbus срок, - продолжает собеседник Sk.ru. - Сейчас некоторые контракты мы согласуем дольше!»

49% акций новой компании тогда получил Airbus, 51% остался у основателей, в том числе Сергея Морозова. Практически сразу же DATADVANCE стала участником Фонда «Сколково», который по сути дела сам к тому времени делал первые шаги. В ИТ-кластере DATADVANCE стала резидентом номер 4.

Вице-президент «Сколково» Николай Суетин, который тогда был директором по науке ИТ-кластера, вспоминает: «Компания пришла в Фонд, фактически только едва образовавшись. Мы помогали молодой компании стать на ноги, помогали с выходом на рынки. Сейчас DATADVANCE выросла в серьезную международную компанию, с собственной сетью продаж, поддержкой, сервисами и ясными планами развития. В общем, все, как полагается: по-взрослому. Это настоящая success story».

В цифрах это выглядит так. На сегодня в компании чуть больше 50 человек, оборот – порядка 3 млн евро. Свои офисы в Москве и Тулузе и продажи по всему миру, за вычетом, пожалуй, только Соединенных Штатов, о чем речь пойдет ниже.

«Ниша компании DATADVANCE на мировом рынке - это группа комплексных задач, которые традиционными способами решить нельзя»

Сергей Морозов считает, что приход в «Сколково» стал «существенным моментом» в развитии компании: «В июне 2011 года мы получили грант на 1 млн евро, соинвестором выступил Airbus, и уже к концу 2012 года закрыли его. Для нас это был важный этап: без этого не получилось бы перейти от стадии научно-исследовательского проекта и, условно говоря, математической библиотеки к «коробочному» продукту, который каждый инженер может скачать и использовать».

По словам Сергея Морозова, сейчас в компании два больших источника выручки: продажа лицензий на программное обеспечение и услуги, которые находятся рядом с этим ПО, – в частности, помощь во внедрении продукта.

Математическое моделирование как мать интуиции

Какого рода программное обеспечение? «Все летают на самолетах, многие наверняка задумываются: почему самолет имеет ту форму, которую имеет? – приводит пример Сергей. - Особенно крыло – самый сложный геометрический элемент в самолете. Так вот, выбрать форму крыла, чтобы обеспечить минимальное сопротивление, соответственно, минимальный расход топлива, и при этом чтобы оно было достаточно жестким, достаточно упругим, и в него помещалось все оборудование, - задача крайне нетривиальная. Даже крохотные изменения геометрии существенно влияют на сопротивление, на подъемную силу, на управляемость. Для определения этой геометрии используется много ПО. Но все равно для конструктора проблема того, какая должна быть геометрия крыла, «думанием» уже не решается. Нужно систематически перебирать варианты этой геометрии так, чтобы она оптимально обеспечивала обтекание.

С помощью нашего программного обеспечения можно интегрировать различное ПО для инженерного анализа, которое позволяет строить различные модели, считать и заниматься подбором оптимального варианта».

Это только один из примеров. Другой – из области автопрома, где сегодня также активно работает DATADVANCE. «Никогда не задумывались, почему некоторые производители проходят краш-тесты с первой попытки? – интересуется С.Морозов. – Да потому что они заранее все просчитывают. Если снять всю обшивку, вы увидите, насколько сложно устроена машина изнутри. Эта геометрия такая сложная, потому что именно она обеспечивает правильную абсорбцию энергии удара.

Компания DATADVANCE провела третью ежегодную конференцию в Тулузе. Фото: DATADVANCE

Наши пользователи в Японии, естественно, хорошо умеют считать. Но как подобрать такую сложную геометрию с тысячами параметров, чтобы получить пять звездочек на краш-тесте? Это совершенно нетривиальная задача. Наше ПО помогает ее решить путем подбора параметров изделия для обеспечения тех или иных характеристик.

Кроме того, когда возникают большие объемы данных – с тех же краш-тестов, - вы можете использовать их для построения быстрых математических моделей: не считать подробно динамику удара в специализированном инженерном ПО, а просто собрать данные и построить по ним модели.

Или возьмем пример из совершенно другой области, это фармацевтическая компания Ipsen. Они используют наш продукт для обработки данных клинических исследований. Речь идет о больших массивах данных. До этого мы говорили об инженерных данных, теперь перед нами данные из life science. Тот инструментарий, который у нас есть для работы с данными и оптимизации инженерных моделей, раскрывается по-разному в разных индустриях».

Раньше существовала поговорка: информация – мать интуиции. По сути дела, компания DATADVANCE, комментирует Николай Суетин, математически создает то, что на человеческом уровне именуется интуицией. Источником интуиции для человека является предыдущий опыт. Мать интуиции в программном продукте DATADVANCE - математическое моделирование и оптимизация.

Даже по этим трем примерам видно, насколько далеко отошла компания от того, чем занималась при своем создании. Но есть и еще более удивительный пример применение продукта DATADVANCE. Одним из клиентов компании является концерн LVMH. «Когда вы создаете такие простые, на первый взгляд, вещи, как крема, - а есть крема не совсем простые, например, для депигментации кожи – состав крема неочевиден: какие компоненты будут работать, какие нет? – рассуждает Сергей Морозов. - При наличии огромного выбора нужно определиться. Моделей как таковых нет, а есть огромный набор данных, когда в некоей стране раздают кучу пробников и их эффект замеряют. Затем обрабатывают «данные с полей» и на их основе строят модель. Это то самое машинное обучение, которое все так любят. А дальше вам предстоит выбрать оптимальную композицию на основе этих моделей. Все те же ингредиенты математики, только приложенные не к машиностроению.

Здесь еще очень важно, что наш продукт позволяет работать как с большими, так и с не очень большими массивами данных для построения модели. Это нельзя списывать со счетов. Потому что в науках не столь точных, как, допустим, химия или та же фармацевтика, просто нет хороших, точных моделей, которые позволяют все это просчитать. Гораздо проще замерить, получить огромный объем информации и построить эмпирические модели.

Например, TOTAL ровно так и использует наш продукт».

Конференция в Тулузе

Что возвращает нас к конференции DATADVANCE в Тулузе, среди участников который был и концерн TOTAL. Надо заметить, что это уже третья конференция, которую устраивает во Франции сколковский резидент. Первая была тематической, последующие две, включая состоявшуюся на этой неделе, – пользовательские.

«В этом году у нас получился очень интересный состав участников, сильно выходящий за рамки аэрокосмической индустрии, - комментирует генеральный директор DATADVANCE. - В качестве одного из ключевых спикеров выступал глава R&D французской корпорации Orano (бывшая AREVA). Они используют наш продукт для оптимизации загрузки в контейнеры отходов АЭС, чтобы обеспечить нормальный тепловой режим внутри контейнера, нормальный радиационный фон и нормальные условия хранения.

Список спикеров и корпораций, принявших участие в конференции в Тулузе, читается, как Who is Who в аэрокосмической индустрии, автопроме, нефтегазовой сфере и других высокотехнологических отраслях. Фото: DATADVANCE

Другим ключевым спикером был руководитель Digital Transformation компании Total, с которой мы активно работаем уже три года. Были металлурги, довольно известная в узких кругах немецкая компания GMH, наверное, одна из самых технологичных в плане металлургии, с огромным объемом моделирования и анализа данных; был, естественно, Airbus, один из наших первых клиентов.

Это – что касается докладчиков. Но было также много интересных компаний-участников. Из Японии, например, приехал старший вице-президент Mazda, отвечающий за R&D во всей корпорации. Японцы попросили устроить им встречу с нашими пользователями из Airbus».

Также были партнеры из Кореи (ableMAX), Японии (SCSK), Турции (BIAS), Голландии (HEC b.v.), Франции (Dassault Systemes).

В изложении гендиректора DATADVANCE это звучит достаточно буднично: российский стартап сводит между собой на собственной пользовательской конференции во Франции топ-менеджеров японского автоконцерна и европейского аэрокосмического гиганта. Что само по себе многое говорит о степени зрелости компании.

«Мои инженеры любят говорить: думать все равно придется. Как бы мы ни старались сделать искусственный интеллект, но подавляющее большинство задач, с которыми мы сталкиваемся, без грамотного подхода к пониманию проблемы не решаются»

«Пользователи тебя направляют, они тебе говорят какие-то вещи о технологиях, которые сразу не увидишь, - продолжает С.Морозов. - Мне интересно решать новые задачки, какие-то новые вещи делать. И мне хочется быть на переднем крае технологий и держать продукт на этом уровне. Следующее поколение продукта будет на голову выше, чем у наших конкурентов. И это так потому, что мы тратим очень много времени на то, чтобы выслушивать наших клиентов об их нуждах, о том, как выйти на новый уровень».

По словам С.Морозова, ключевые рынки DATADVANCE – «авиация, космос, автопром, тяжелое машиностроение, чуть-чуть корабелки и life sciences – фарма, в частности».

Интересно, что последние три года Airbus уже не является акционером DATADVANCE. Расставание произошло в 2015 году. «Для Airbus мы не очень профильный актив, - объясняет С.Морозов. - Политика французской компании была: мы занимаемся всем, что летает. А мы на тот момент были уже достаточно зрелой компанией. И им не было никакого резона с нами оставаться. Плюс они получили зрелую технологию, полностью внедренную внутри компании. Они посчитали, что та фора, которую они получили благодаря нашей технологии, им вполне достаточна.

Чуть-чуть повлияла история с санкциями, которые тогда только начинались, но, хочу подчеркнуть, это абсолютно не было решающим фактором».

При этом Airbus продолжает оставаться одним из клиентов DATADVANCE. «Одним из любимых клиентов», - уточняет гендиректор.

«Ну научитесь вы работать с компаниями, которые приносят технологии!»

На фоне успехов DATADVANCE на внешних рынках бросается в глаза достаточно скромное присутствие компании на рынке отечественном. «Точечные клиенты», по выражению собеседника Sk.ru, у компании на домашнем рынке имеются, например, Аэрофлот и S7. Созданные для них продукты, по его словам, - чисто сервисная история и одновременно - ответвление в сторону Data science и анализа данных. Это система предсказательного технического обслуживания для самолетов.

Накануне интервью произошла драматическая история с аварийной посадкой корабля «Союз» и, разумеется, этот сюжет был затронут в беседе. «А вы знаете, что я буквально за пару дней до того был на совещании по инновациям в Роскосмосе?» - неожиданно сказал Морозов, который поведал историю непростого сотрудничества своей компании с РКК «Энергия».

«Они к нам сами пришли, попросили помочь сделать алгоритм оптимального управления разворотами космической станции, - рассказывает он. - Это стоит несколько в стороне от нашего основного продукта, хотя продукт там много используется; очень много инжиниринга, понимания небесной механики. В общем, очень прикольная задача. Мы отработали эту историю с их отделами и сделали прототип, который на всех их моделях, на их стендах показывает, что он эффективней существующего алгоритма управления станцией в десятки раз. Типовой разворот предполагает использование 200 килограммов топлива; здесь нужно меньше десяти, а в некоторых случаях 4-5 кг всего лишь. По идее они должны были бы схватить это и бежать внедрять. Но нет. У NASA был интерес к этой разработке, они предлагали сразу же взять ее. Мы говорим: «Мы не можем, мы начинали с «Энергией»… Несмотря на то, что мы делали это полностью за свои деньги. В итоге мы добились того, что на станции запланировали реальный космический эксперимент. Это было в 2016 году. Мы до сих пор не получили ни копейки за это. Контракт не подписан, хотя у «Энергии» есть госконтракт на проведение этого эксперимента.

Вот вам и работа крупных корпораций с инноваторами, со стартапами. И вот что я хочу в этой связи сказать: ну, научитесь вы, наконец, работать с компаниями, которые вам приносят технологии! Это ведь и есть открытые инновации, о которых все рассуждают».

Николай Суетиин: DATADVANCE выросла в серьезную международную компанию. Фото: Sl.ru

А вот разработка DATADVANCE традиционно находится в России, и главной причиной являются кадры. «Все-таки как ни крути, в нашей области Россия при правильном менторстве пока еще готовит хороших специалистов, и мы хотим этим пользоваться, - говорит глава компании. – Я имею в виду математику и в фундаментальное понимание проблем. Если надо найти инженера, который сделает более или менее типовую задачку, - это не к нам, таких людей проще находить во Франции, и они реально работают лучше, чем наши люди. Продажа инженерных решений там более развита. Но если надо сложную вещь сделать, тем более разработку алгоритмов, - это Россия. Именно поэтому мы и со Сколтехом плотно работаем, чтобы иметь возможность подключать молодежь, и с Бауманкой, и с физтехом продолжаем взаимодействовать».

Демократизировать продукт

На сегодняшний день все акционеры DATADVANCE – физические лица, ни у одного инвестфонда нет в ней долей. Эта ситуация может измениться, если понадобится финансирование для выхода на американский рынок, а выйти туда, считает Сергей Морозов, необходимо, поскольку это самый крупный рынок для всего того, чем занимается компания.

Ранее DATADVANCE уже зондировала почву и получила высокую оценку своего продукта. Проблема – в локализации. Инвесторы не готовы инвестировать в компанию, у которой нет представительств в США, причем и на Восточном, и на Западном побережье. А это дело затратное.

Если выход на американский рынок – первоочередная тактическая задача компании, то стратегические задачи лежат в сфере того, что Морозов называет «демократизацией» продукта.

«Мы уже сильно расширили тот продукт, с которого начинали, включая периметр его возможностей, в том числе, по отраслям, - отмечает он. - Но все равно это пока довольно нишевая история. Мы хотим свою технологию «демократизировать», чтобы она была доступна более или менее каждому инженеру. Для этого нужно сделать несколько шагов, которые мы за последнюю пару лет для себя зафиксировали. Мы переводим продукт в облачное решение. Одновременно мы максимально упрощаем работу с алгоритмами. Мы создаем инструментарий, который позволит экспертам в автоматизации различного ПО делать более простые, понятные приложения для линейных, менее подготовленных инженеров. Это позволит пользоваться нашим продуктом обычным конструкторам.

Вот цель, которую мы перед собой ставим: делать технологию, доступную широким массам инженеров, расчетчиков, аналитиков – внутри корпораций. И ровно так мы развиваем продукт. Для нас это будет дополнительный рынок».

Что, в свою очередь, позволит гораздо быстрее создавать новые продукты. Например, в автопроме - еще чаще внедрять новые поколения автомобилей.

Та же история с самолетами: «Авиастроение – консервативная отрасль. Сейчас в ней наблюдается некоторое затишье. Все ждут, кто – Boeing или Airbus - сделает первый шаг в классе самолетов А-320 нового поколения. Как только кто-то этот шаг сделает, начнется реальная гонка. И победит тот, кто окажется технологически готов к тому, чтобы проектировать быстро. Насколько я знаю, и там, и там идет подготовка: новые системы проектирования, выбора архитектуры и т.д. В этом интересно участвовать», - говорит Сергей Морозов.

«Думать все равно придется»

Разговор с гендиректором DATADVANCE не ограничился возможностями новых технологий, в которых его компания занимает передовые позиции. Под самый занавес интервью Sk.ru поинтересовался, какие идеи, по мнению собеседника, пригодятся человечеству в ближайшие годы?

«Я бы свел все к одной идее, - замечает Морозов. - Мои инженеры любят говорить: думать все равно придется. Как бы мы ни старались сделать искусственный интеллект, но подавляющее большинство задач, с которыми мы сталкиваемся, без грамотного подхода к пониманию проблемы, к постановке задачи - не решаются. И в этом смысле – я это недавно говорил на встрече со студентами Сколтеха, - фундаментальное образование необходимо.

Большинство ребят, которые у меня работают, либо из физтеха, либо из Бауманки, либо МГУ – мехмат, ВМК. У всех у них достаточно сильное фундаментальное образование. Это помогает им и нам в целом как компании заходить в разные отрасли и комфортно чувствовать себя там, будь то атомная промышленность или авиакосмическая. Для этого надо иметь достаточно широкий кругозор».