Краб ползет на рынок: как резидент «Сколково» формирует новое направление марикультуры

2 июня 2020 г. 14:06

«Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Советский рекламный слоган, призывавший покупать консервированных морских крабов, в полной мере применим к крабам пресноводным, которые практически неизвестны россиянам с кулинарной точки зрения. «У пресноводного мохнаторукого краба – огромный потенциал», - убежден гидробиолог Сергей Масленников, гендиректор компании «Морской биотехнопарк»

На недавней конференции Startup Village Livestream’20 этот дальневосточный резидент Фонда «Сколково» представил технологию производства жизнестойкого малька японского мохнаторукого краба. Это первый проект такого рода в РФ. Причем, что важно, промышленное выращивание краба можно наладить практически в любом российском рыбоводческом и рисоводческом хозяйстве, уверяет автор проекта.

Мохнаторукий краб. Фото предоставлено С. Масленниковым. 

Интервью г-на Масленникова Sk.ru было записано вскоре после Startup Village, когда впечатления от конференции у ее участников были еще свежи. «Бесплатная площадка для демонстрации проекта, предлагаемая Фондом «Сколково», - это очень хорошо. Я осведомлен о том, сколько стоит участие в других подобных мероприятиях. Большой плюс в нашем случае состоит еще и в том, что не пришлось тратиться на билеты в Москву», - рассказывает Сергей Масленников.

Его компания пользуется льготами, которые Фонд предлагает своим резидентам, и сотрудничает с другими участниками сколковского проекта. Одна из этих команд - «Лаборатория подводной связи и навигации», разработчик водолазного навигационного приемника RedNAV. Статус резидента, по словам собеседника Sk.ru, помогает и в возрождающихся региональных конкурсах для малых инновационных компаний, например, в «Приморском старте», где участники сколковского проекта пользуются некоторыми преференциями.

Startup Village Livestream’20 неслучайно стала площадкой для презентации дальневосточного проекта. Крабовое направление деятельности «Морского биотехнопарка» г-н Масленников называет настоящим стартапом: у проекта – мощная научная и экспериментальная база, команда в самом начале пути, впечатляющих инвестиций пока не было, хотя интерес со стороны заказчиков вроде и есть.

Сергей Масленников. Фото: sk.ru

Наличествует и формирующаяся история успеха: на базе научно-экспериментального участка марикультуры Национального центра морской биологии им А. В. Жирмунского Дальневосточного отделения РАН (Сергей Масленников – старший научный сотрудник этого центра) были проведены успешные опыты по разработке и внедрению экспериментальной технологии получения малька японского мохнаторукого краба.

«Получен многократный нерест и жизнестойкая молодь более 4 тысяч экземпляров, разработана ключевая технология производственного цикла товарного выращивания». Так сухо результат этой работы описан в отчетах и презентациях, которые кандидат биологических науки Масленников готовит для различных инстанций. В интервью Sk.ru ученый передает то же самое в более увлекательной и доступной форме: взяли самок и самцов и обеспечили их спаривание. Самки отложили икру, из которой после созревания появились личинки. Это очень похоже на то, как работают с курами и получают цыплят. Только вместо несушек – самки японского мохнаторукого краба.

«До нас молодь тоже получали, но в масштабах аквариума, по 5-10 экземпляров, - продолжает ученый. - Мы же добились появления сразу четырех тысяч бойких жизнеспособных мальков и выпустили их озеро заказчика. Дело в том, что мы знали все узкие места процесса и у нас был хороший задел по живым кормам для выкармливания личинок».

Малек краба выглядит довольно симпатично. Фото предоставлено С. Масленниковым. 

Стартовый корм для них - микроводоросли и коловратки [крохотные обитатели пресноводных водоемов - прим. Sk.ru]. Другое дело, что и самих коловраток вырастить надо тоже уметь. Подводных камней в таком нехитром, на первый взгляд, деле, как выкармливание молоди краба, много.

Так, для мохнаторукого краба не подходит корм для более крупного камчатского краба. Требуются также иные характеристики воды. «Когда корма много и он качественный, получится выкормить личинок. Опыт и ноу-хау формируются по крупинкам, ни в одной научной статье, какой бы качественной она ни была, не найдешь ответы сразу на все вопросы», - говорит Сергей Масленников.

Его собственный опыт копился десятилетиями, которые он посвятил морской биологии. Например, в работе с молодью мохнаторукого краба Масленникову пригодились результаты многолетних исследований трепанга и камчатского краба. Еще в 1996 году биолог предложил проект по поддержанию поголовья дорогого и идущего в основном на экспорт камчатского краба.

А началась трудовая биография Сергея Масленникова в середине 80-ых, когда он окончил биолого-почвенный факультет Дальневосточного государственного университета. Он автор полутора сотен научных работ и исследований (например, ученого привлекали к выбору места для размещения Приморского океанариума на острове Русский; он также участвовал в разведочных работах для нефтегазового проекта Сахалин-2), член разнообразных профильных групп и комиссий, почетный научный сотрудник китайского Института моря, выпускник водолазной школы и курсов судоводителей, а также обладатель массы других регалий.

Отражением широты профессиональных интересов Сергея Масленникова стал перечень направлений, которыми занимается возглавляемая им компания «Морской биотехнопарк». Это разработка и внедрение технологий морской аквакультуры двустворчатых моллюсков, иглокожих, ракообразных и водорослей; получение живых кормов для объектов марикультуры; создание гидробиотехнических установок для марикультуры, контроль биобрастания судов и гидротехнических сооружений, исследование сообществ бентоса, планктона и биообрастания, в том числе для проведения экологической экспертизы при работах в морской акватории, изучение биологии беспозвоночных и водорослей, разработка стратегий развития морской аквакультуры для регионов в прибрежной зоне, проекты развития хозяйств морской аквакультуры и внедрения новых технологий с использованием институтов развития и много что еще.

 

Ролик иллюстрирует основные этапы опытно-'экспериментальной технологии получения малька японского мохнаторукого краба. Видео предоставлено компанией "Морской биотехнопарк".

 

Компания, история которой насчитывает 13 лет, сейчас ведет несколько проектов, связанных с мохнаторуким крабом, трепангом и гребешком, а также морским ежом. Крабом заниматься проще и дешевле, поясняет Сергей Масленников, из-за того, что вся инфраструктура находится на берегу. «Трепаного-ежовый проект сложнее, он требует выхода в море, что предполагает наличие более значимых ресурсов и финансов. Морские работы делают проект дороже – надо иметь плавсредства, людей, которые умеют работать в море. Вообще профессионалов очень мало, по счастью, у нас они есть».

Во время интервью собеседник Sk.ru не раз повторял, что свой большой удачей числит тот факт, что в его команде есть молодежь. «У нас остро стоит проблема молодых кадров. На Дальнем Востоке нужно закреплять молодежь в науке. Да, государство помогает, но этого явно недостаточно. Наш крабовый проект развивается во многом благодаря тому, что появились молодые кадры, мои студенты и выпускники. В них чувствуется энтузиазм, у них горят глаза. Ребята неплохо подготовлены в профессиональном плане, читают научную литературу на английском, а это немаловажно».

Дитя океана

5 лет назад «Морской биотехнопарк» стал резидентом биомедицинского кластера Фонда «Сколково» с технологией получения высокопродуктивных линий трепанга на основе современных генетических методов селекции. Речь идет, в частности, о выявлении генетических маркеров для разделения индивидуальных особей и выведении линии с положительными качествами (выживаемость, скорость роста, продуктивность).

У трепангов нет никаких внешних различий: визуально самец неотличим от самки, взрослые особи – от молоди. У трепангов есть даже такое явление, как отрицательный рост: беспозвоночное может худеть и уменьшаться в размерах независимо от возраста. «Отобрать качественных особей позволяют только геномные технологии. Их применению для поиска хороших производителей и посвящен наш сколковский проект. Скрещивание элитных производителей позволит получить малька трепанга с хорошими показателями выживаемости, - рассказывает Сергей Масленников. - Как в природе, так и при искусственном разведении трепанга происходит массовая гибель малька. Если отобрать более жизнеспособные особи, остроту проблемы удастся заметно снизить. Очевидно, что чем больше трепанга будет выживать, тем более рентабельным будет становиться бизнес по его разведению».

Голотурия, она же – морской огурец. Фото предоставлено C. Масленниковым

Сложность с реализацией трепангового проекта в том, что Масленников и коллеги с помощью своей методики готовы улучшать показатели занимающегося марикультурой хозяйства. «Но у этого хозяйства должны быть своим технологи. Проблема в том, что своих технологов нет почти ни у кого. Мы находимся на стадии, когда нет сформировавшегося рынка».

Вне зависимости от специфики момента биолог считает голотурий, беспозвоночных животных типа иглокожих (трепангом именуют их виды, употребляемые в пищу), подарком судьбы для России и идеальной едой для людей всех возрастов. «Это важнейшее слагаемое здорового питания, естественный стимулятор, не слишком калорийный, содержащий большое количество коллагена и аминокислот. Чтобы дольше сохранять молодость и здоровье, достаточно съедать одного трепанга раз в неделю или две», - перечисляет достоинства деликатеса Масленников.

Трепанга легко хранить. Самый простой рецепт - отварить в морской воде и высушить. Ныне практически всего вылавливаемого в мире трепанга съедают в трех азиатских странах: КНР, Японии и Южной Корее. Добываемый в Приморском крае дальневосточный трепанг (Apostichopus japonicus), да и прочие дары наших морей, как уверяет собеседник Sk.ru, лучшие в мире: самые  вкусные, чистые и полезные. Гурманы, сравнивавшие вкусовые достоинства российских и корейских трепангов, констатируют: наши не в пример качественнее. Дальневосточный твердый, у корейского консистенция гораздо более жидкая (считается, чем тверже трепанг, тем он лучше). В ресторанах Владивостока можно попробовать «скоблянку», т.е. похлебку  из трепанга. Другой популярный рецепт – трепанг в меду.


Научные наблюдениями и кулинарные советы вошли в книгу  «Трепанг - сокровище Дальнего Востока». Фото предоставлено С. Масленниковым. 

Своими научными наблюдениями и кулинарными советами Сергей Масленников щедро делится на страницах книги «Трепанг - сокровище Дальнего Востока» (герой публикации Sk.ru был одним из трех авторов этого труда). Из нее читатель может узнать, что трепанг водится на глубине от 1 до 80 метров, чаще всего в акваториях высокой морской солености, предпочитает заросли водорослей и трав, каменные россыпи и рифы.

«Тело дальневосточного трепанга имеет удлиненную форму с хорошо различимыми брюшной и спинной сторонами, но при раздражении оно сильно сжимается и становится почти шарообразным. Он передвигается медленно, опираясь на амбулокральные ножки. Его скорость ничтожно мала и составляет около 3 метров в час.

Трепанг очень чувствителен к понижению солености воды. В этом случае он закапывается глубоко в грунт или ищет себе более комфортное и безопасное место среди рифов и камней. В такой период трепанг не ест и не двигается, а его тело затвердевает. В силу неповоротливости и медлительности эта особенность является основным способом обеспечения безопасности, помогая укрыться от хищников и врагов. У трепанга отсутствуют органы зрения, он не способен разглядеть даже песчинку.

В летний период температура воды в акваториях поднимается, и трепанг впадает в спячку. Восстанавливает свою жизнедеятельность только к середине осени. Во время спячки тело становится твердым, подобно камню, что обеспечивает трепангу полную защиту, потому что не вызывает никакого интереса у хищников. После спячки трепанг может выбрасывать внутренности и вновь их регенерировать.

Одна из функций трепанга, отвечающая за безопасность, – изменение окраски, которая меняется в зависимости от среды обитания. Трепанг реагирует на изменения погодных условий. Эта способность, приобретенная в процессе эволюции, служит сигналом приближающейся опасности и дает трепангу время и возможность вовремя укрыться в каменных расщелинах.

При возникновении опасности трепанг выталкивает через анальное отверстие часть кишки вместе с водными легкими, при этом выбрасываются и содержащиеся токсины, отпугивая и отвлекая нападающих. Процесс регенерации у голотурий занимает несколько месяцев. Трепанг способен восстанавливать себя из каждой трети части своего тела в течение двух-трех месяцев, не потребляя при этом пищу. Если сделать надрез на теле трепанга размером от 2-4 см, то он затянется за 6-7 дней.

Трепанг – грунтоед, однако грунт не основной источник его существования. По типу питания дальневосточный трепанг является детритофагом: он захватывает околоротовыми щупальцами микроорганизмы, верхний слой рыхлого осадка или частицы осажденной взвеси на поверхности грунтов, отмершие организмы планктона и микроводоросли. По имеющимся сведениям, за час трепанг может пропустить через себя от 6-8 граммов песка и ила, то есть в год от 50 до 70 кг. За свою жизнь трепанг пропускает от 500 до 1000 тонн песка и ила. Из-за этого свойства китайцы зачастую называют его «перевозчиком и чистильщиком морского дна».

Одна из стадий развития личинки трепанга. Изображение со сканирующего электронного микроскопа предоставлено С. Масленниковым.

Средняя продолжительность жизни трепанга - от 5 до 10 лет.

Трепанг – дитя океана. Если свежий трепанг в течение нескольких часов не подвергнуть заморозке, то от него не останется и следа: через 6 часов он исчезнет в результате самопереваривания – автолиза. Лишь немногие представители морской флоры и фауны обладают способностью к автолизу», - отмечают авторы. 

Самый поедаемый в мире краб

К эксперименту с молодью японского мохнаторукого краба в «Морском биотехнопарке» стали готовиться примерно три года назад. «На рынке отсутствует ключевая технология – производство посадочного материала. Это обстоятельство не позволяет запустить новое направление аквакультуры – выращивание пресноводного краба. У нас к тому моменту был накоплен большой опыт работы с камчатским крабом, трепангом, морскими ежами, гребешком, прочим гидробионтам. Я прошел несколько стажировок в Китае, где находятся самые большие в мире хозяйства по выращиваю краба, - вспоминает руководитель компании. – Немаловажную роль сыграло появление в интернете англоязычных научных статей, написанных азиатскими исследователями. Прежде научные труды выходили на национальных языках, появление литературы на английском стало прорывом».

Некоторые результаты проведённой работы проделанной работы были представлены на российско-китайском двустороннем совещании «Морское биоразнообразие для здорового океана – биоразнообразие, функциональные группы и здоровье океана» и опубликованы в его трудах (Арман А. Пахлеванян, Сергей И. Масленников, Ксения С. Бердасова «Возможности нереста японского мохнаторукого краба Eriocheir japonica в лабораторных условиях» // Биоразнообразие моря для здорового океана – Биоразнообразие, функциональные группы и здоровье океана: материалы билатерального семинара Россия-Китай, 10-11 октября 2019 г., Владивосток, Россия / под ред. К.А. Лутаенко. – Владивосток: Издательство Дальневосточного федерального университета).

Финансово крабовый проект был поддержан Национальным центром морской биологии им А. В. Жирмунского Дальневосточного отделения РАН, а также частным инвестором – небольшим дальневосточным семейным предприятием, занимающимся аквакультурой. «Это наш единственный надежный партнер. Банкам и крупным инвесторам мы мало интересны пока нет впечатляющей истории успеха», - говорит С. Масленников, ратующий за более активную роль государства в регулировании марикультуры. «Несмотря на кризисные явления это направление демонстрирует хороший рост – до 20% в год. Это пружина, которую некоторое время назад сжали и которая теперь разжимается - пружина инвестиционного интереса и потребности в качественных гидробионтах». Рыночные механизмы не смогли обеспечить эффективное управление отраслью и ее развитие, поэтому государство должно активнее проявлять себя в этой сфере, настаивает биолог Масленников.

Из всех направлений аквакультуры производство морской продукции является самым выгодным  бизнесом; по генерируемой прибыли марикультура вполне может конкурировать с микроэлектроникой. «Марикультура является одной из динамично развивающихся отраслей мировой экономики. Кроме растущего населения и ста­билизации мировой добычи рыбы этому способствует высокое ка­чество морских организмов как продуктов питания. В отличие от продуктов питания наземного происхождения у большинства мо­репродуктов отсутствуют так называемые потребительские риски (коровье бешенство, ящур, птичий грипп и т.д.). Продукция из морских организмов содержит полноценные, но легко усваиваемые белки, богатые микроэлементами и необходимыми жирными кислотами, в то же время свободными от холестерина. Все это способствует повышенному спросу на морепродукты со стороны  потребителей и, как следс­твие, развитию производства. Так, после лососевого бума в развитых странах произошел всплеск интереса к мидиям, когда за несколько лет потребление культивируемых организмов возросло в разы».

Если свежий трепанг в течение нескольких часов не подвергнуть заморозке, то от него не останется и следа: через 6 часов он исчезнет в результате самопереваривания – автолиза

Мировой рынок морепродуктов Сергей Масленников оценивает в 170 млрд долларов в год;  Россия - далеко на задворках. «Мы говорим, что РФ - великая морская держава. Это не совсем так. Дошли до того, что, на полках наших магазинов сегодня можно встретить консервированную мидию зарубежного производства, но только не ту, что водится в наших водах, которую мы сами можем в больших объемах выращивать. По сути, мы много лет дарим добавочную стоимость кому угодно, вместо того, чтобы производить, перерабатывать и зарабатывать самим. Великая морская держава - наш сосед Китай, который ежегодно получает путем аквакультуры и прибрежного рыболовства до 50 млн. тонн гидробионтов. Это более чем в десять раз превыша­ет все рыболовство и аквакультуру России вместе взятые. Масштабы хозяйств марикультуры и пресноводной аквакультуры в Китае столь значительны, что легко различимы на космических снимках территории и прибрежной акватории КНР. В последнем тезисе легко убедиться с помощью сервиса Google Earth». Отчасти это обусловлено исторически: развитие  аквакультуры в древнем Китае было неразрывно связано с рисоводством. Кроме КНР марикультуру активно развивают в той или иной степени все страны Восточной Азии (Вьетнам, Корея, Япония, Малайзия, Таиланд и др.). На Восточную Азию приходится более 90% мировой аквакультуры. У России есть все предпосылки, чтобы занять в этом списке достойное место, убежден Сергей Масленников.

Морской биологии Сергей Масленников отдал почти 40 лет. На фото ученый на берегу залива Касатка  (Итуруп, Курильские острова). Фото из личного альбома С. Масленникова. 

«Все морские акватории у российского побережья Японского моря и юга Охотского моря находятся в благоприятных климатических условиях для культивирования и воспроизводства наиболее дорогостоящих на внутреннем и внешнем рынках промысловых гидробионтов,  - говорит биолог. - Список объектов разведения и воспроизводства можно представить следующим образом: двустворчатые моллюски (гребешки, мидии, устрица, анадара, спизула), иглокожие (морские ежи и голотурии), ракообразные (промысловые крабы, крабоиды, шримсы, чилимы, рак-богомол) и макрофиты. Наиболее популярные виды, для которых отработаны технологии разведения и воспроизводства, это приморский гребешок, тихоокеанская мидия, гигантская устрица, морская капуста. Два вида, приморский гребешок и гигантская устрица, входят в десятку мировых лидеров по культивированию моллюсков. Дальневосточный трепанг и камчатский краб являются одними из самых дорогих промысловых видов беспозвоночных. Морская капуста ламинария японская – это самый высокопродуктивный вид растений из разводимых на Земле. Урожай ламинарии японской достигает 200-300 тонн сырой массы с гектара, что соответствует 50–65 тоннам сухой массы. По данным ФАО, объемы промышленного культивирования ламинарии японской в мире превышают 8 млн тонн в год. Таким образом, можно сказать, что прибрежные акватории дальневосточных морей России имеют исключительно выгодный набор видов для культивирования и воспроизводства».

Возвращаясь к крабовому направлению деятельности «Морского биотехнопарка». В ближайших планах команды – получить не 4 тысяч мальков, а на порядок больше. По словам Сергея Масленникова, «мы готовимся, у нас есть маточное стадо и отработаны приемы, которые мы испытали в прошлом году».

Самка мохнаторукого краба с отложенной икрой. Фото предоставлено С. Масленниковым. 

Мохнаторукий - самый поедаемый в мире краб, уверяет ученый. Если у морских крабов едят мясо из клешней, то у мохнаторукого - содержимое панциря, так называемый гепатопанкреас, который у ракообразных является органом, совмещающим функции печени и поджелудочной железы. Мохнаторукого краба обычно варят или жарят, а едят его исключительно руками и обложившись пачкой салфеток, чтобы вытирать обильно текущий по подбородку сок. «Это довольно грязное действо, - делится опытом Сергей Масленников, - но сам краб очень вкусный. Важно правильно его приготовить».

Проверить это утверждение затруднительно - жителям России вкус мохнаторукого краба практически не знаком. «Спрос пока не сформирован, но это временно. Помните, как советские годы в кинотеатрах перед фильмом крутили ролики, объясняющие, как готовить кальмара? И ничего, кальмар у нас прижился. Вероятно, то же может произойти и с пресноводным крабом», - считает г-н Масленников, убежденный, что основным каналом распространения на первых порах могут быть китайские рестораны.


Так продают краба в аэропорту Шанхая. Фото предоставлено С Масленниковым. .

КНР, Гонконг, Сингапур и Тайвань - основные потребители мохнаторукого краба, свидетельствует ученый, несколько раз ездивший в Китай на стажировки по аквакультуре. Самое большое крабовое хозяйство в мире расположено в районе Сучжоу в низовьях реки Янцзы. «В садки с крабом там заплываешь прямо на лодке, размах, конечно, впечатляет, - рассказывает Масленников.- В шанхайском международном аэропорту «Пудун» повсюду реклама краба. В Китае, особенно южном, корзина с пресноводными крабами, у которых связаны лапы, чтобы не сбежали, – это традиционный подарок».

«Прицел в смысле экспорта - на китайский и корейский рынки. А кто еще даст хорошую цену? Кстати, пандемия и закрытые границы не проблема. Фуры с крабом все равно пересекают границы. И если камчатскому крабу нужна холодная и чистая вода, то мохнаторукий краб значительно менее прихотливый. Это очень живучий и активный объект», - продолжает гидробиолог.

О живучести этого вида действительно написано немало. Год назад столичные СМИ забили тревогу: в Москве-реке и Сходненском деривационном канале видели мохнаторуких китайских крабов. Предположительно, они попали сюда из Волги, где уже давно не считаются диковинкой. РИА «Новости» тогда разразилось заметкой, озаглавленной «Понаехали! Опасные мохнаторукие китайцы захватили Москву-реку». В ней, в частности, говорилось: «Китайские мохнаторукие крабы Eriocheir sinensis главным образом обитали в озере Янчэнху и Желтом море, куда они мигрировали для размножения. В 1912 году вместе с балластными водами эти животные попали в Европу. Там у них практически не было естественных врагов, а благодаря способности жить как в пресной, так и в соленой воде к концу ХХ века членистоногие заселили огромную территорию от Португалии до Финляндии.

В России мохнаторуких крабов впервые заметили в конце 1980-х годов в Неве. В 1998-м они появились в Ладоге, Белом и Черном морях, чуть позже — в Волге. В 2005 году пришлых азиатов выловили в Рыбинском водохранилище в Ярославской области. И вот теперь они в Москве.

Краб Eriocheir sinensis, согласно докладу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (IUCN), считается одним из ста наиболее опасных инвазивных видов в мире. По сообщениям американских зоологов, с 1992 года, когда эти членистоногие, предположительно, появились в заливе Сан-Франциско, они нанесли урон экономике региона на несколько сотен миллионов долларов. Экологические хулиганы рвут рыболовные сети, уничтожают рыбу, проделывают норы в плотинах — из-за этого в том числе ускоряется размывание речных берегов».

«Это в основном страшилки без фактов, скорее, пиар всезнаек, которые что-то где-то слышали и поделились этим на страницах каких-то малонаучных изданий, - комментирует подобные публикации старший научный сотрудник Национального центра морской биологии Масленников. – После этого слухи начинают гулять уже в виде информации.

Что касается экономического урона. Есть статьи, где разбирались факты воздействия вселенцев на местных гидробионтов. Тщательный анализ показал, что на вселенцев чаще всего списывают ущерб местные жители, которые подорвали либо уничтожили местные биоресурсы, после чего вселенцы занимают освободившиеся биотопы. Так, например, происходило с камчатским крабом в Баренцевом море: Норвегия, чтобы не платить СССР и РФ за краба, который размножается в российских водах, объявила его вредителем и причиной снижения уловов трески. А о том, что перелов трески был еще в XIX веке, скромно умолчали. И теперь поставляют нашего камчатского краба под своим брендом. А ведь именно подрыв местных биоресурсов был стимулом к развитию знаменитой марикультуры лосося в Норвегии.


Садки в самом большом в мире крабоводческом хозяйстве в КНР поражают размером. Фото предоставлено С. Масленниковым.

Ну а дефицит трески в Швеции так вообще положил теоретическую основу для количественных методов исследований в гидробиологии. Надо сказать, что и некоторые наши профобъединения мне иногда хочется назвать обществами браконьеров краба – так яростно они отстаивают свое право браконьерства на основании их утверждений о вреде краба и якобы поедании им рыбы. Это при том, что краб питается моллюсками, червями, зарывающимися в грунт. То есть он даже корм рыб не трогает.

Что касается сетей, которые, согласно этим утверждениям, рвет краб. Чаще всего он запутывается именно в браконьерских сетях и его не удается быстро достать. И, конечно, гнев браконьеров страшен – ведь не получается быстро спрятать незаконные орудия лова, а то и вовсе приходится их бросать. Краб никогда не запутывается почему-то в легальных снастях. А вот жаберные сети он, как и рыба, не может обойти. Он их не всегда и порвать то может, а вот браконьерам его часто приходится вырезать, для скорости.

Если краб уничтожает рыбу – хотя факты этого в публикациях совсем не приводятся – то как быть с рыбными запасами всей Восточной Азии? Это самый рыбный регион в мире! Как выходят из положения?

Проделывают норы в плотинах – ну это вообще смешно! Весь Восточный Китай, Вьетнам и Лаос состоит из множества плотин. Там везде обитают крабы, и его выращивают. То есть истории более тысячи лет. И ни одного факта обрушения плотин за весть период. А тут его выращивают около миллиона тонн в год. Где то громадное экологическое бедствие, о котором так много говорят? Факты свидетельствуют об обратном. В Германии не разрушились каналы, в Голландии – дамбы.

Что касается того, что краб пожирает все на своем пути. Есть такая наука - морская биоценология. Она изучает роль всех компонентов в экосистемах. Так вот, крабы являются важнейшим компонентом и пищевым ресурсом в экосистеме. Там, где есть крабы, всегда высокое биоразнообразие и видовое богатство. Крабы могут жевать и поэтому поедают то, что другие животные просто не могут употребить в пищу. Самих крабов поедают все, кто их сможет поймать. А на стадии малька это важнейший пищевой ресурс для рыбы. Тот же камчатский краб называется тресковым, потому что его молодь часто находят в желудках трески. Мохнаторукий краб вообще способен питаться грубой растительной пищей, что и позволило ему освоить пресноводные водоемы. То, что он ест, больше никто не может употребить, только грибы и бактерии.

Так что, думаю, эти простые примеры показали всю глупость околонаучных баек. Мохнаторукий краб не может размножаться в пресной воде, так что страхи ни на чем не основаны».

Японский мохнаторукий краб (Eriocheir japonica), которым занимается «Морской биотехнопарк», брат-близнец китайского, их сможет различить только специалист. Этот вид широко распространен в северо-восточной части тихоокеанского побережья, от Японии до Сахалина, включая Приморье. Краб большую часть своей жизни проводит в пресных водоёмах, в том числе в реках, озёрах, лагунах и т.д., и только для размножения идёт в море. Самки обладают высокой плодовитостью. В водоемах Приморского края самки могут нести от 3–5 до 800 тысяч яиц в зависимости от размера.

Предполагается, что после получения жизнестойкой молоди его будут доращивать до товарного размера в любой точке РФ, как в отдельных водоёмах, так и в симбиозе с пресноводными рыбами. «Мохнаторукий краб встречается даже в северо-восточном углу Бохайского залива в Желтом море. Это одно из самых холодных мест в Китае, да еще с серьезной разницей зимних и летних температур. Поэтому наш холодный климат этому виду не помеха. Мы предполагаем, что в рыбоводческих хозяйствах крабы могут жить на дне и питаться остатками корма для рыбы. Пресноводного краба можно выращивать в любом прудовом либо озерном рыбоводческом хозяйстве в РФ», - уверяет Сергей Масленников.

Неожиданный профит от крабового проекта компании «Морской биотехнопарк» для себя могут извлечь и рисоводы. «В рисовых чеках можно собирать до 200 кг краба с гектара. Удивительно, но краб, поедая вредителей и сорняки, не трогает рис, поэтому на полях можно обойтись без применения химикатов. Все затраты окупает рис, а краб – своего рода премия», - рисует заманчивую для рисоводов картинку собеседник Sk.ru.

.